Галина Голубева: «Музыка — это любимая работа и моя жизнь!»

Солнечная, трудолюбивая, педагог от Бога, мастер своего дела — так можно сказать о старшем преподавателе вокала Киевской муниципальной академии эстрадного и циркового искусства Галине Голубевой. Читатели ее знают как педагога по вокалу в телешоу «Україна має талант», «Х-Фактор». В эксклюзивном интервью «Вістям» Галина Юрьевна рассказала, как начался ее музыкальный путь, что самое трудное в педагогической деятельности и о том, какая атмосфера царит на ее занятиях.

СПАСИБО МАМЕ

— Галина Юрьевна, как начался Ваш музыкальный путь?

— Мама рассказывала, что в пять лет я заявила: хочу играть на пианино так же, как воспитательница в садике — красиво, не глядя на клавиши. Пригласили частного педагога, которая начала со мной заниматься, потом была музыкальная школа. В четвертом классе я взбунтовалась. Но родители заставили продолжaть учебу. Помню, как со слезами на глазах играла этюды и смотрела на неумолимый будильник. Дальше — музучилище Глиэра, Киевская консерватория. Моя первая специальность — теория музыки. До Киевской эстрадной академии, в которой преподаю уже более 20 лет, сменила несколько мест работы. Трудилась со многими профи, у которых немалому научилась. И горжусь этим. Позже была магистратура по классу эстрадного вокала. С ужасом вспоминаю госэкзамен! Как я боялась. Ее выпускники стали известными в Украине и других странах — дуэт «Алиби», Макс Барский, Светлана Тарабарова, Алена Омаргалиева, Роман Болдузев, Маша Гойя, дуэт Анна-Мария и др.

— Что для Вас значит музыка?

— Это вопрос риторический. Вся моя жизнь связана с музыкой. У меня есть и друзья, и увлечения, но работа — главное в жизни. Не считаю себя вокалистом или только педагогом. Называю себя музыкантом.

— Были ли другие варианты в выборе профессии?

— В то время не очень рассуждали. Все говорили, что одаренная девочка, поэтому надо учиться дальше. А тогда выбор был один — работать педагогом в музшколе. Это считалось очень престижным. Сегодня могу сказать огромное спасибо маме, что заставила меня заниматься в музыкалке.

ФИЛЬМ О ПЕДАГОГЕ

— Что самое трудное в педагогической деятельности?

— Трудно, когда приходят и говорят: «Как мне спеть фа-диез?» С такими сложно, потому что их интересует не музыка, а то, как исполнить ту или иную ноту. Иногда возникает и другая проблема. Например, когда кто-то из моих студентов или выпускников записал песню, снял клип, а после этого задает вопрос: «Ну, как?». У меня возникает диссонанс в голове: «А зачем ты мне это сейчас показываешь? Я могу что-то исправить? Нет». Остается одно — похвалить. А попробуй покритиковать — можешь стать врагом. Понимаю, что произведение для автора — это как его ребенок: вынянчил, вложил столько усилий. И ему не хочется замечать, что результат несовершенен! Кстати, отмечу, что чем талантливее исполнитель, тем конфликтнее у меня с ним складывались начальные этапы работы. Сложнее всего — заставить человека посмотреть иначе на собственное «Я», переступить через «Я хочу. Мир мне должен». Работать над собой — это самое тяжелое. Своей задачей вижу «влюбить» студента в музыку.

— Были ли в жизни переломные моменты, связанные с работой?

— Не было ни переломных моментов, ни желания начать что-то совершенно новое. Я всегда шла и сейчас иду на работу с удовольствием. Все складывалось так, будто кто-то на небе мягко руководил всем ходом моей жизни.

— Какие у Вас отношения со студентами? Дружеские или все же преобладает принцип — педагог-студент? Случаются ли разногласия с ребятами в творческом процессе?

— Отношения со студентами больше дружеские. Когда подбираю им репертуар, иногда слышу: «Это не мое». Нужно доверять вкусу педагога, опыту, эрудиции. В современном обществе существует понятие — модная-не модная музыка. В классике такого нет. Поэтому студентам предлагаю определиться, кем они хотят быть — музыкантами или идти в шоу-бизнес? Для последнего особо не нужно заниматься профессионально. У меня в классе стоит копилка. Поешь, поднимаешь плечи — штраф. Тянешь подбородок в попытке взять звук — штраф. Кстати, имеющим позитивные сдвиги, полагается на собранные средства вкусное вознаграждение! Пение — акустический процесс. Если не привести тело в певческое состояние, то хорошего звука не будет. Я заставила студентов посмотреть фильм «Одержимость». Он о том, как надо пахать, чтобы добиться чего-то. Там есть ответ: «Музыка — это способ твоей жизни». В картине учитель говорит фразу: «Я не собираюсь тебя хвалить. Почему я должен тебя хвалить? Хвали и ты меня. Мы останемся на том же месте, где и были».

УСПЕХ АРТИСТА

— Возникали ли казус­ные моменты на репетициях?

— Не знаю, назвать ли этот случай казусом. Скорее, личным ужасом. Гала-концерт «Х-Фактора». Я должна была аккомпанировать Нино Катамадзе и Кириллу Каплуновскому песню «Чорнобривці». На генпрогоне вылетают нужные аккорды, это видят сотрудники телеканала. Меня поили барбовалом, коньяком, давали нюхать нашатырь, со мной работала психолог. Ничего не помогло. Понимаю, что вот сейчас мой позор увидит вся страна. Но вдруг откуда-то сверху почувствовала тепло. Никогда не читала молитв, но тогда несколько раз проговорила «Отче Наш». И как-то все пазлы сложились.

— Как Вы относитесь к критике?

— Во время первых сезонов «Х-Фактора» существовал форум, где зрители писали отзывы. Люди же не знают, как устроена работа. Они судили результат. Это их право. Там критиковали и меня. Кстати, много замечаний я приняла, сделала выводы. Уважаю, если критика конструктивная. Но слушать тех, кого считаю некомпетентными, не буду. Очень благодарна педагогам и музыкантам, которые буквально «размазывали» по стенке, заставляя задуматься о том, как я работаю.

— Вы часто бываете членом жюри детских вокальных конкурсов. Что сложнее — учить или оценивать творчество?

— Да, сегодня меня чаще приглашают быть членом жюри. Не буду скрывать, мне это очень нравится. Хотя это непросто. Тяжело сидеть с 10 часов утра до 8-9 вечера. Сложно судить маленьких детей. Я — за самые положительные оценки, но меня пугает, когда взрослые делают из ребят роботов. Должна заметить, что обучение чисто вокалу в раннем возрасте невозможно без занятий на инструменте, изучения сольфеджио. Нет, возможно! Но потом получаются певцы, занимающиеся лишь показом своих голосовых возможностей. Сколько примеров, когда голос — хорош, а исполнитель не цепляет!

— Считаете ли Вы себя примером для подражания?

— Нет! Зачем мне подражать? Если кому-то что-то понравилось во мне — приятно. Хотя есть и те, кому я не по душе. Это нормально.

— У Вас есть хобби? Чем любите заниматься в свободное время?

— Обожаю общение! Люблю читать книги. Если есть время, смотрю какой-нибудь фильм. С удовольствием потрачу на это свободную минуту. Правда, не нравится голливудская продукция.

— Какие рекомендации могли бы дать людям, которые только начинают свой путь в музыке?

— Работать, работать и еще раз работать! Стоит задать себе вопрос: «Как буду удивлять, чем я лучше других?». В наше время, когда вся страна ринулась петь, этот вопрос особенно актуален. Я сейчас говорю о вокальных проектах, армии имен на экранах телевизоров и в эфирах радиостанций. Если считать себя уже классным, то смысл самосовершенствования исчезает. Талантливый человек остается всего лишь талантливым. Каждый исполнитель — эксклюзив. Выходя на сцену, не пытайтесь спеть лучше кого-то, покорить нотами, костюмом. Результат выступления зависит от любви исполнителя к песне и музыке, от желания поделиться чувствами.

— Что Вы пожелаете нашим читателям?

— Не теряйте способности радоваться каждому дню. Будьте на позитиве и не болейте. Пусть рядом всегда будут родные, слова — честными и искренними, и такими же пусть будут поступки.

АНАСТАСИЯ КОВАЛЬЧУК,

ФОТО ИЗ АРХИВА ГАЛИНЫ ГОЛУБЕВОЙ


Метки: , , , , , , , ,