Михаил Казиник: «Настраиваю» людей, как инструменты»

«Жизнь, увы, слишком коротка, чтобы тратить ее на неважное. Все подлинное на земле — в искусстве», — считает музыкант, поэт, писатель, философ, эксперт Нобелевского комитета Михаил Казиник. Именно поэтому осенью маэстро в который раз оставит уютный Стокгольм и отправится в тур, чтобы «обнять» всех желающих музыкой. В том, что Михаил Семенович — гениальный скрипач и талантливый педагог, способный перевернуть сознание людей, жители Днепра смогут убедиться 29 октября. А сегодня наши читатели поймут, что он еще и фантастический рассказчик. В эксклюзивном интервью «Вістям» искусствовед приоткрыл тайну музыкотерапии и поделился планами на будущее.

Человек и муравей

— Михаил Семенович, что главным образом повлияло на становление Вас как личности и творческой натуры?

— Раннее желание делиться с как можно большим количеством окружающих тем удивительным, что я открыл для себя в словах, мыслях, созвучиях. Всю жизнь мне было больно за людей, которые пришли на планету Баха и Моцарта, Пушкина и Мольера, Чайковского и Данте, но так никогда и не узнают, на какой невероятной Божественной Планете они жили. Неподалеку от моего дома в красивом шведском лесу есть огромный муравейник. Наблюдая за муравьями, я часто думаю о том, что они так никогда и не догадаются о возможной иной жизни. О Планете музыки и поэзии, архитектуре Флоренции и Праги, импрессионизме и Рембрандте. Вы скажете, что насекомым это и не надо. Конечно, нет. А Человеку? Человек рожден для высшего знания. Вот мне и хочется отличить человека от муравья. Иначе сходства больше, нежели различий. Да еще и различия эти не в пользу людей. Я не замечал ни одного пьяного муравья. Или муравьиную драку. Или равнодушие прохожих насекомых к раненому собрату. Когда я понял, что наделен способностью открывать людям подлинные смыслы Гармонии, Пластики, Красоты и Тайных знаков Культуры, посвятил этому свою жизнь.

— Кто Вам прививал любовь к прекрасному?

— Мне очень повезло с родителями. Их лучшие годы юности прошли на войне. По­этому они хотели дать мне то, чего лишились сами. Мы жили в послевоенной бедности, но все возможные средства родители откладывали на посещение концертов, музеев, поездки и обучение музыке.

— Расскажите о своей первой встрече со скрипкой и фортепиано?

— Помню, по радио услышал «Интродукцию и Рондо каприччиозо» Сен-Санса. Потрясению пятилетнего ребенка не было предела. Кто это играл? На чем? На скрипке?  Я хочу увидеть ее не на картинке! Увидел, прикоснулся и заболел этим инструментом. А потом — роялем. Очень обрадовался, когда родители одолжили деньги и купили пианино. Бросался от скрипки к клавишам, фантазировал. Не хотел гулять на улице. А если и гулял, то только со скрипкой. Спустя четверть века, то же самое случилось с моим четырехлетним сыном. На прогулку? Только с инструментом, а то люди будут думать, что он просто маленький ребенок. А он — скрипач!

— Внуков успеваете воспитывать? Чему их учите?

— Еще как успеваю! Эвелина (15 лет) и Даниель (16 лет) — чудесные музыканты и личности. Первая — флейтистка, второй — кларнетист. Кроме того, оба играют на фортепиано. Много читают, слушают музыку, выступают в концертах. Мне интересно с ними.  А учу внуков, кроме всего прочего, не терять чувства юмора.

Улыбчивая Вена

— В силу своей деятельности Вы часто путешествуете. Какие страны запали в душу?

— Любимые — Испания и Италия. Это два музея под открытым небом. Там я горжусь Планетой. Также нравится столица Австрии — Вена. Этот город кружится в вечном вальсе и улыбается. Его жители сохранили свой веселый нрав.

— Почему для жизни выбрали Стокгольм?

— Из-за Бергмана, Стриндберга, Транс­тремера. Из-за того, что шведы приютили Андрея Тарковского. Именно в Стокгольме — самом мирном городе — этот режиссер многое понял, успел снять свой гениально-элитарный фильм «Жертвоприношение». А мне удалось осуществить в столице Швеции многие проекты, о которых я мечтал.

— Насколько по-разному Ваши лекции и мастер-классы воспринимают аудитории разных национальностей?

— Лучшие слушатели всегда были в России, Беларуси и Украине. Еще в советские годы самые сильные концерты проходили в украинских городах. Люди покупали билеты сразу на пять вечеров подряд. А в Черкассах и Кировограде концерты шли даже в два потока. Тетушки неоднократно носили мне завернутые в одеяло вареники, словно сговорились (улыбается).

— Приходилось выступать в каких-нибудь необычных ­местах?

— В тюрьмах и детских колониях, в лесу, съедаемым комарами на лесоповале для работяг, в ЛТП (закрытое лечебное учреждение для алкоголиков — прим. ред.). И сегодня, выступая в роскошных залах Москвы, Санкт-Петербурга, Нью-Йорка, Чикаго, Риги и Таллинна,  с удовольствием вспоминаю зажигающиеся глаза людей, с которыми меня свела судьба в самых неожиданных местах во времена моей юности.

Школа будущего

— Михаил Семенович, поведайте несколько секретов, в чем заключается Ваша музыкальная терапия? Как слушатель из ранга любителя музыки становится  «гением восприятия»?

— Эффект тот же, который испытывали простые жители Германии, когда попадали в церковь святого Фомы в Лейпциге и слушали органного Баха. Их психика и восприятие перестраивались с обыденного на Божественное. Человек оказывается в такой среде, в которой он и должен находиться, если бы не суета, быт, массовая культура, отбирающие его у подлинного. Мой главный секрет — в том, что я выхватываю людей из круговорота повседневности и предлагаю им «поиграть в Вечность». И там человеку оказывается комфортно. Опыт показал, что мне удается «настроить» человека, как инструмент, на особую волну.

— Вы приложили руку к съемкам многих документальных фильмов о гениях культуры разных эпох и направлений. Но, говорят, существует кинолента, посвященная и Вам.

— Фильм «Казиник. Бог и Дьявол, или Огненная душа Швеции» снял в конце прошлого века замечательный режиссер Петер Майер. Он завоевал приз как лучшая скандинавская кинокартина перехода в новое тысячелетие. Но Петер внезапно умер, а его вдова исчезла из поля зрения и унесла с собой все авторские права.

— Какие цели ставите перед собой в ближайшем будущем? Возможно, создание школы искусствоведов?

Такие люди понемногу появляются. Я работаю с ними. Если удастся набрать интересных подходящих личностей, то, вполне возможно, появится и школа. А ближайшая цель — открыть еще несколько школ, которые используют в преподавании мою методику ассоциативного мышления, комплексно-волновых уроков. Ближайшая начнет функционировать в Риге с 1 сентября. Я уже провел первые встречи с учителями. Они готовы к необычным урокам в Школе будущего.

Штрихи к портрету Михаила Казиника:

Любимые книги: «Фауст» Гете, «Игра в бисер» Гессе, «Доктор Фаустус» Манна, «Божественная комедия» Данте Алигьери.

Любимые режиссеры: Андрей Тарковский, Ингмар Бергман.

Жизненное кредо: Открыть Души, научить Дыханию Вечности, подарить Радость. Если удастся — раззомбировать как можно большее количество людей. Научить познанию Бессмертного Юмора и Света.

Елена Ткач


Метки: , , , ,