Мой Крым, спустя четыре года

Спустя четыре года я вернулась в Крым по довольно грустному поводу — умерла моя родная тетя. Побыть на аннексированной территории мне довелось всего пару дней. Но даже из такого недолгого пребывания сложилось личное впечатление о том, как живет полуостров.

Контроль пройден

Основное неудобство при поездке в Крым — пересечение зоны разграничения. Мой путь на полуостров лежал из Кривого Рога через переход Каланчак, недалеко от Армянска. До Берислава дорога была в ужасном состоянии. До Каланчака мы добрались только около полуночи. Водитель рассказал нам, под каким номером нужно искать маршрутку на той стороне, и мы направились к украинскому погранконтролю, держа паспорта наготове. Небольшая очередь, предъявление документов, объяснение цели визита, и пошли дальше. Расстояние между двумя блокпостами составляло примерно 1 км. Предъявив  паспорт вежливому человеку в форме и получив от него миграционные карты, мы проследовали по длинному коридору из сетчатого ограждения. На заполнение карты ушло 5 минут, для этого нужно заранее позаботиться об авторучке.

Прохождение контроля со стороны аннексированного Крыма длилось дольше. Проверяли паспорта, выясняли цель визита, место проживания, данные вносились в базу.  Прибывающих осматривали с металлоискателем, обследовали всю поклажу. Для тех, кто сейчас едет в Крым, нужно помнить: сало, сырое мясо, готовую продукцию (котлеты, жареное мясо, тушенка и др.), мед, яйца, рыбу, креветки, колбасу, молочные продукты ввозить запрещено. Соседка по авто впоследствии возмущалась, что котлеты, которые она взяла перекусить в дороге, пришлось выбросить. Багаж мой не досматривали, т.к. я была налегке. Мы нашли нашу маршрутку, и, усевшись, стали звонить родным, сообщать им, что конт­роль пройден. «Киевстар» с перебоями, но работал. В Крыму дороги были хорошие, а маршрутка удобная, я быстро уснула и проснулась, когда родные стали будить меня — уже наше Дачное, а значит пора выходить. Светало. Я увидела нашу любимую скалу Лягушку, каменный хребет Гребешка, шпиль мечети и… заплакала.

Без вина и туристов

Крым без вина и туристов — это как сапожник без сапог. На тот момент из приезжих были в основном пожилые пары, в Новом Свете мы приметили 10 человек с рюкзаками. На вокзале нет тетенек, которые предлагают жилье недорого. Рейсовых автобусов тоже значительно меньше. На Кипарисовой аллее некоторые кафешки и ларечки закрыты, другие продают обычный набор — пляжную одежду, крымскую косметику, сувениры. Пару открытых столовых пустуют: из посетителей — 5 человек максимум. Пляж Судака в чем-то прекрасен своим пустынным видом. Мелкая галька чистая — без окурков, косточек от персиков, пробок и прочего мусора.

Не отходим от традиции приобретения любимого крымского вина. Поэтому начинаются поиски винных сокровищ судакского завода «Массандра». Но таких магазинов в городе осталось немного. Те, что были еще в 2013-м, закрыты. Оставшиеся работают под вывеской «Новосветские вина» или «Вина Солнечной долины». На разлив вина нет. Позже из разговора с продавцом узнаем — причиной тому особые законы РФ. Девушка сетует, что в этом году обещали разрешить подобную торговлю, ведь она приносит наибольший доход, но пока все вино из судакского завода отправляется в Ялту или Алушту, где его под новыми названиями разливают по бутылкам. Самый дешевый портвейн — 320 руб. (чуть больше 148 грн.), бутылка новосветского шампанского —  от 500 руб. (232, 6 грн.).

На самом деле, когда говорят, что в Крыму такие же цены, как и у нас — врут, но и когда утверждают, что на полуострове все очень дорого — это тоже неправда. Есть продукты, цена на которые примерно  такая же, как и на материке, но есть и те, которые стоят дороже. Из овощей: картошка и яблоки — 40-45р. ( 18,6 — 21 грн.), огурцы — 75 р. (почти 35 грн.), помидоры — 180 р.(83,7 грн.), кефир (450 г) — 38 р.(17,7 грн.), лепешка тандырная — 17 р.(7,9 грн.), тунец и бычки днепровского производства — 110 р. (51,1 грн.), бутылка пива 0,33 л — от 65 р.(30,2 грн.), на набережной дороже — 80 (37,2 грн.) 0,5 л на разлив.

Помним Украину

Некоторые моменты в Судаке откровенно позабавили. Например, причал. Из соцсетей я знала, что он рухнул полтора года назад. Да и неудивительно, подпоры еще в моем глубоком детстве были ржавые. Такими они остаются и сейчас. Судакские власти не нашли ничего лучшего, чем решить проблему с помощью металлического мос­тика, водруженного на и без того шаткие плиты.

Возвращаясь из Нового Света, я захотела побывать на месте, где в свое время висел Иешуа­Безруков. На холм, который послужил Бортко Голгофой, мы частенько поднимались. Там долгое время стояли оставшиеся после съемок три креста. К сожалению, кресты аннексию не пережили. Осталась одна обугленная дос­ка, которая портит пейзаж.

Очень многие меня спрашивают: как там люди живут? Честно говоря, на первый взгляд, если бы не цены в рублях и российский флаг на городском совете, я могла бы сказать, что в любимом Судаке почти ничего не изменилось. Но из некоторых тихих разговоров с соседями, общения с продавцами, с татаркой на украинском языке, я поняла, что по Украине здесь скучают. Так, после поминального обеда я поблагодарила поваров на украинском. Вы бы видели, как они обрадовались! «Украина! Вы оттуда?! — кричала одна из женщин. — Из какого города? Мы помним Украину. Как же, мы помним ее,  она была здесь!»

«У вас там света нет, газ отключают, пенсию задерживают…» — жалостливо смотрела на меня одна из тетиных пожилых подруг. «Да нет… с чего вы это взяли?» — «Так мы ж телевизор смотрим!  — отвечала старушка. — И вообще — зачем это все надо было?! — вдруг вздохнула пенсионерка, — ну жили же спокойно, все к нам ездили, а теперь…»

А теперь в распоряжении крымчан есть достаточно свободного времени. Некоторые туристы из России летом, конечно же, приедут. Многие, как рассказали тамошние родственники, даже за бюджетные деньги. Но насколько это поможет местным жителям, которые во многом зависели от туристического потока с материковой Украины?  Об этом не беспокоятся только глубокое Черное море и вечные молчаливые горы.

Людмила Русанова,

фото автора


Метки: , , , ,