Александр Соколов: «В пограничные войска попал с первого курса института»

Основная задача пограничной службы — охрана государственной границы страны. В настоящий момент безопасность украинских граждан обеспечивают почти две тысячи пограничных нарядов. Своими воспоминаниями об особенностях службы на границе в эксклюзивном интервью «Вістям» поделился старший прапорщик запаса пограничных войск Украины Александр Соколов.

ВНЕ ТРАДИЦИИ

— Александр, расскажите, откуда Вы родом, о своих родителях. Что повлияло на выбор Вами военной профессии?

— Я родился в 1964 году в городе Пярну (Эстония). Отец, уроженец Калининской области, служил в техническом составе Военно-воздушных сил военно-морского флота СССР. Мама — из Лошкаревки Софиевского ра­йона Днепропетровской области, работала на комсомольской стройке в «мостоотряде». Они познакомились, поженились, родились я, брат и две сестры. В 1974 году отец трагически погиб, и мама решила вернуться к себе на родину. В Лошкаревке мы прожили около года, потом купили дом в Новоалександровке, пригороде Днепра, где мама живет до сих пор. Тетя решила помочь ей и устроила меня и брата в днепродзержинский интернат для сирот. Учебу в нем можно считать серьезной жизненной школой: полкласса — детдомовцы.

Хотя отец был военным, у меня изначально не стояло цели продолжить эту традицию. Не возникало и определенных намерений по поводу того, где учиться после интерната: поступил в ГПТУ №24 и получил специальность «столяр-строитель» 3-го разряда. Несколько месяцев я работал в тресте №17, затем по собеседованию поступил в Днепропетровский строительный институт. Подошел призывной возраст и меня убедили, что в армии лучше служить со своими одногодками. В общем, с первого курса я попал в пограничные войска Краснознаменного среднеазиатского пограничного округа (КСАПО) на границе с Афганистаном. Неделя пути, и мы оказались в учебном центре, расположенном в городе Термез в Узбекистане. Процентов 80 здесь служили ребята не просто из Украины, а из Днепропетровской области. Почему-то считалось, что «по боевому духу» им легче освоить воинскую службу.

АЗЫ СЛУЖБЫ

— Чему обучали в центре, и какие, по-Вашему мнению, черты характера отличают пограничников от представителей других родов войск?

— В то время для службы на границе отбирали ребят, которые добились определенных успехов в учебе, спорте, общественной работе, с «правильной» идеологической направленностью, в общем, молодежную элиту. Удивляться нечему: погранвойска являлись частью КГБ СССР, в биографии не должно было быть «темных пятен». Думаю, что и сегодня отбор ведется по той же схеме. С нами занимались психологи; опытные офицеры — пограничники выявляли склонности каждого к определенному роду занятий, например, к кинологии — некоторые шли в армию с уже обученными собаками. Кто-то лучше проявил себя в стрельбе, легко освоил средства связи. Меня, благодаря красноречию, подготовили в качестве контролера и направили служить на контрольно-пропускной пункт (КПП) — проверять документы людей, пере­секающих границу, выявлять подделки, досматривать транспорт. Для этого нужно было знать законодательство, особенности оформления каждого документа. А еще, «читать» по лицам, мимике, какие эмоции испытывают люди в момент проверки, проявлять наблюдательность и умение сосредоточиться. Забегая вперед, скажу, что в 1986 году поступил в Термезский государственный педагогический институт на специальность «русский язык и литература». Обучение дало очень много. Я начал собирать книги на русском и украинском языках, которыми дорожу: их в моей библио­теке — около тысячи.

— Где находилось Ваше первое место службы, какие воспоминания с ним связаны?

— Мы попали в период, когда часть военнослужащих увольнялась, людей не хватало и нас из учебного центра бросили на «усиление» легендарного автомобильно — железнодорожного мос­та Дружбы через реку Амударья, соединяющего афганский город Хайратон и узбекский Термез. 30 декабря 1982 года я впервые перешел границу с Афганистаном именно по этому мосту. Пешком мы пришли в Хайратон: таким было первое знакомство с этой страной. Кроме охраны моста, мы занимались досмотром автомобилей, железнодорожных составов и грузов, шедших в Афганистан, который является одним из главных производителей героина. Помню один уникальный случай на первом году службы. В наряде сработала на поиск собака и, вероятно, — разведка, благодаря чему мы нашли 1100 кг героина. Наркотик прятали на барже, пришедшей с грузом кишмиша. Пакеты с ним вскрыть не разрешили, «груз» дошел до Мурманска и там, при передаче европейским компаниям, был «взят» Интерполом.

ОСТАЛСЯ НА СВЕРХСРОЧНУЮ

— Где еще пришлось охранять нерушимость границ?

— В зависимости от обстоятельств, места службы менялись. Осенью 1983 года я от политотдела был направлен в Туркмению секретарем комсомольской организации на КПП «Келиф». Прослужив год, решил остаться на сверхсрочную службу и вернулся в Термез. В 1985 году впервые оказался в Таджикистане, в поселке Айвадж, где находился запасной металлический мост: в момент вывода советских войск из Афганистана мы его прикрывали. Со временем необходимость в нем отпала, мост демонтировали, после чего мне пришлось его «закрывать». Кроме того, ездил в командировки в Нижний Пяндж. В общем, поочередно меня «бросали» из Узбекистана в Туркмению, Таджикистан и обратно. Когда в 1985 году в Москве проходил XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов, нас, на всякий случай, «подогнали» к границе. После закрытия фестиваля я получил благодарность от председателя КГБ: для меня это по-своему ценная награда, как и правительственные награды СССР и Украины.

— Поскольку до начала 90-х Ваша служба проходила на разных участках границы с Афганистаном, принимали Вы участие в выводе войск из этой страны?

— В 1987 году я по долгу службы вновь оказался на мосту Дружбы в автодорожном отделении: мы досматривали и военный, и гражданский транспорт. В мае 1988 года провели первый этап вывода войск из Афганистана, а в конце года войска начали выводить массово. 15 февраля 1989 страну покинули последние воинские соединения. При этом присутствовали порядка 30 делегаций со всего мира, я и два сотрудника КГБ сопровождали китайцев. Впоследствии частями, без лишнего шума, вывели около 20 тысяч пограничников. Их разместили вдоль границы: никто не знал, как могут развернуться события в дальнейшем…

«РАЗВАЛ» НЕ ПОМЕШАЛ

— Александр, как на Вашу службу повлияла ситуация с «развалом» Союза?

— В 1991 году Советский Союз перестал существовать, но нас из Средней Азии не отпускали. В погранслужбу набирали узбеков, и нам пришлось их обучать. В конце 1992 года я с семьей уехал из Термеза и продолжил службу уже в Украине, в Черновцах, на КПП «Парубное», ОКПП «Буковина». Спустя год узнал, что в Днепропетровске открылся международный аэропорт, хотел перевестись, но в связи с демаркацией границы с Россией получил назначение на службу в Харьковскую область: нужно было создать подразделение из местных пограничников. Здесь я прослужил 1,5 года: за это время пропуск через границу был налажен. В конце 1994 года мы всей семьей, наконец, обосновались в Днепропетровске и я, начиная с 1995, пять лет работал в аэропорту. В 2000 году ушел в запас в звании старшего прапорщика пограничных войск.

— Чем занимались, охраняя воздушную границу?

— Досмотром самолетов, грузов и проверкой документов. В 1997-1999 годах началась активная миграция в Израиль. Часто люди пытались выехать по поддельным документам. Из-за этого однажды задержали семью, «приближенную» к руководству Израиля. Вышли сроки визы, люди их «подправили», но номер не прошел. Однажды я столкнулся с подделкой дипломатического паспорта, владельцем которого занимались уже спецслужбы.

ЖИЗНЬ «В ЗАПАСЕ»

— В какой сфере работаете после ухода из армии?

— Вернулся к столярному делу: продолжил то, что начал во времена службы. Есть предприятие ЧП «Блик», изготавливаем из дерева все, что нужно для дома — от дверей до мебели. Еще активно занимаюсь общественной деятельностью. Как и все пограничники, я увольнялся через СБУ, при которой есть ветеранская организация, насчитывающая около 100 пенсионеров погранслужбы. В 2003 году меня избрали в совет организации, а в 2005-м я стал председателем и представляю ее в Киеве на всех мероприятиях. В 2003 году по инициативе Сергея Болсуновского была создана Ассоциация пограничников Днепропетровской области, он же ее и возглавляет. Мы сотрудничаем, гордимся тем, что у нас проживают более 30 тысяч людей, служивших в погранвойсках. К праздникам выпускаем газету «Пограничник Приднепровья», заказываем тематические сувениры — все раздаем и рассылаем по другим организациям. 28 мая, в День чествования ветеранов — пограничников и пенсионеров, проведем традиционное шествие, а в ноябре — 10-й фестиваль детской патриотической песни, это — наша гордость.

— Не могу не спросить о Ваших детях. Кто-нибудь поддержал отцовскую традицию?

— Нет. Старшая дочь, Алена, живет в Беларуси и работает в американской ІТ-компании. Сын, Илья, — инженер-испытатель в ГП «Конструкторское бюро «Южное» им. М. К. Янгеля». Младшая дочь, Вероника, учится в 3 классе — всегда беру ее с собой на пограничные и афганские праздники. У нее даже свой берет есть.

— Чем занимаетесь в свободное время?

— Не устаю повторять: «Не уходите на пенсию: не будет у вас ни отпусков, ни выходных» (смеется). Если серьезно, то давно собираю медали, посвященные афганской и пограничной тематике. Кроме них — монеты, увлекаюсь нумизматикой. С удовольствием читаю Гоголя, украинскую и русскую классику. Главное, чтобы на все это хватало упомянутого свободного времени.

ПОЛИНА ДМИТРИЕВА,
ФОТО АВТОРА И ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ­ АЛЕКСАНДРА СОКОЛОВА