Оксана Ботурчук: «На каждых Играх — ­разные эмоции»

Уроженка Никополя, легкоатлетка Оксана Ботурчук за 10 лет спортивной карьеры в составе паралимпийской сборной Украины завоевала семь медалей. Она — чемпионка Игр в Пекине, бронзовый и серебряный призер Лондонской Паралимпиады. В этом году легкоатлетка привезла из Рио две серебряные награды в беге на 200 м и 400 м. Оксана не только талантливая спортсменка, она — мама и студентка. О том, как удается все совмещать, каким спортом занимается ее дочь, что она чувствует после победы и как мотивировать себя на достижение цели, Оксана Ботурчук рассказала в эксклюзивном интервью «Вістям».

ЗАГРУЗКА — МАКСИМУМ

— Оксана, как пришли в легкую атлетику?

— В спорт меня и сестру привели родители еще в третьем классе. Мама занималась легкой атлетикой, а папа — самбо. Поэтому когда встал вопрос: куда отдать, доверили нас маминому тренеру. Это был мой первый вид спорта, и я влюбилась в него.

— Вы окончили школу с золотой медалью, занимались в «музыкалке» и ходили на тренировки. Как удавалось все совмещать?

— Это были 90-е, мама решила нас с сестрой максимально загрузить, чтобы мы не влезли в какие-нибудь сомнительные компании. У нас совсем не было свободного времени. Я уходила из дома в 7.45, а возвращалась в 20.00. Когда поступила в университет и переехала в Днепр, получалось очень легко учиться и тренироваться, потому что в школе была очень большая нагрузка.

— Не хотелось попробовать себя в другом виде спорта?

— Закрадывались такие мысли, но больше хотелось не в другом виде спорта, а, возможно, на других дистанциях. По конституции я подхожу для средних дистанций. Иногда думаю, возможно, стоило заняться ими. Но и здесь неплохо получается (улыбается).

ОБЩАЯ КОПИЛКА

— Для Вас это уже третья Паралимпиада. Какая была наиболее сложной?

— Наверное, лондонская, потому что в 2009-м я родила дочку, и когда поехала в Лондон, ей было 2 годика. Те мамочки, которые восстанавливались после родов, поймут, насколько сложно совмещать материнство и профессиональную спортивную деятельность. Тогда получила свою единственную бронзу, но для меня она — на вес золота, потому что вложила в нее очень много сил.

— Какие эмоции испытываете, выходя на старт?

— На каждых Играх — разные эмоции. В Пекине — мандраж, переживания. Впервые окунулась в атмосферу, когда полный стадион зрителей. На ­лондонской — другое ­состояние, боялась, восстановилась или нет, получится ли завоевать медаль. В Рио приехала уже взрослой спортсменкой. Этот олимпийский цикл прошел более стабильно. Был ряд стартов на чемпионатах мира и Европы, отовсюду привозила медали. Я получала максимальное удовольствие от участия в Играх, ощущала в себе силы бороться за награды. Мы почувствовали огромную поддержку со стороны государства, столько людей болело за нас. Это непередаваемые эмоции, они совсем не похожи на те, что на других паралимпиадах.

— Что чувствует спорт­смен после победы?

— Радость, наверное, сравнимую с рождением ребенка (улыбается). Но это при условии, что получен высокий результат. Можно взять медаль, но быть недовольным итогом. В моем случае я показала лучшие результаты в своей карьере за все 10 лет в составе сборной, поэтому получила персональный рекорд, неимоверную радость и удовлетворение от того, что все пройдено не зря и правильно. Эти медали — для семьи, ­команды, тренеров, страны. Когда говорят, что наша сборная привезла 117 паралимпийских медалей, и ты знаешь, что в этой копилке есть твой вклад, это суперприятно.

ГЛАВНАЯ ­ПОМОЩНИЦА

— Как успеваете заниматься ребенком и спортом?

— Это очень тяжело. Но мы с мужем хотели ребенка, и когда встал вопрос о его рождении, то для себя решила, что буду больше мама, чем спортсменка. Если станет сложно совмещать, уйду из спорта. К моменту появления на свет дочери уже была чемпионкой и двукратной серебряной призеркой. Конечно, спортивную карьеру хотелось бы продолжать, но в атлетике я себя реализовала. К счастью, руководство пошло навстречу. Тренеры разрешили брать ребенка на сборы. Искали такие варианты размещения, чтобы дочка не мешала остальным спортсменам. Временами было физически и морально тяжело совмещать тренировки и материнство, но, думаю, мне это удалось.

— Дочка помогает на тренировках или в быту?

— Да, может поднести воды или обувь, чтобы переобуться. Если тренер стоит очень далеко, она действует как «звоночек» — говорит, когда тренер дает отмашку и можно бежать или сама идет к нему что-то передать. Дома мы вместе убираем, дочка вытирает пыль, по очереди моем полы. Она — моя помощница номер один.

— Отдадите ребенка в спорт?

— Она занимается с четырех лет, сама захотела пойти на фигурное катание, а с прошлого года начала параллельно заниматься дзюдо. Сейчас учится в первом классе, и мы предоставили ей выбор. Соня отдала предпочтение дзюдо, тренируется три раза в неделю. В семье растет маленький спортсмен (улыбается).

БОЛЬШЕ ТРЕНЕР

— Как проводите свободное время?

— С семьей, отдыхаю, очень люблю путешествовать. Мечтаю посетить как можно больше стран. Сейчас поступила в Запорожский национальный университет на факультет физической культуры, получаю второе высшее. По первому образованию я — психолог, окончила ДНУ им. Гончара.

— Кем планируете работать в будущем?

— Пока больше интересна тренерская деятельность, потому что в легкой атлетике я как рыба в воде, у меня большой практический опыт. Думаю, смогу больше реализоваться как тренер, нежели как психолог.

— Каким образом мотивировать себя на достижение целей?

— В первую очередь — понять, что ты действительно этого хочешь, но выбрать такой путь достижения цели, который будет приносить удовольствие. Да, могут быть неудачи, травмы и проигрыши, но любая неудача — это как опуститься на дно, чтобы оттолкнуться и выплыть еще быстрее.

АНАСТАСИЯ НЕФРЕТОВА, ФОТО НИКОЛАЯ ЛЫСЕНКО

Добавить комментарий