Самое интересное по итогам эфира Шустер LIVE

Борис Тодуров, генеральный директор Института сердца МЗ Украины в прямом эфире Шустер LIVE рассказал, что они пересадили механическое сердце без всякой помощи государства: “На наших глазах каждый день умирают больные, которым мы не можем помочь. Мы пересадили механическое сердце на голом энтузиазме – сами, без всякой поддержки государства”.

“Четыре наших пациента увезли в Белоруссию почти миллион долларов за трансплантацию» – Тодуров

Слідкуйте за нами в Telegram та Viber !

Борис Тодуров, генеральный директор Института сердца МЗ Украины в прямом эфире Шустер LIVE: “Проблема закона, который был принят в 2016 году в том, что нет механизма прижизненного согласия или несогласия. Более того, 16-я статья регламентирует согласие родственников только тех, кто проживал с тем, кто умер на одной территории – а это большая преграда. Практика показывает, что лучший механизм – презумпция согласия. В Белоруссии такой закон приняли 5 лет назад (это означает, что если при жизни человек не дал активного несогласия, то он автоматически становится донором). У них нет ни одного уголовного дела, а темпы трансплантации повысились в 40 раз. Почти что нет очередей на пересадку почек, сердца, легких. Сейчас мы кормим белорусскую медицину на миллионы долларов, хотя сами сделали операцию по пересадке первыми – 16 лет назад “.

Ирина Сисоенко, народный депутат, заместитель председателя Комитета ВРУ по вопросам здравоохранения в прямом эфире Шустер LIVE: “В течение месяца я как депутат ходила из кабинета в кабинет в Минздраве, чтобы Вика могла улететь в Индию на трансплантацию. Это была большая трагедия, она умерла, потому что мы не успели, она слишком долго была на аппарате искусственного дыхания. Именно тогда в парламенте было 2 законопроекта – один за презумпцию согласия, а другой презумпцию несогласия. Тогда парламент проголосовал за презумпцию несогласия. Информационное поле недоверия – это не знание, что такое трансплантация и парламент отразил настроения общества “

Кириченко: “Система трансплантации должна давать возможность выбора медицинского учреждения и стоимости операции”

Алексей Кириченко, народный депутат, член Комитета ВРУ по вопросам здравоохранения в прямом эфире Шустер LIVE: “В Беларуссии, действительно, существует презумпция согласия. Я тоже был в составе украинской делегации и главный трансплантолог Беларуссии подтвердил, что они действительно используют презумпцию испрошеного согласия. Это означает, что без разрешения родственников органы не изымаются. Хотя презумпция согласия существует,  в законопроекте, который я инициировал в парламенте, это основной законопроект, предусматривающий презумпцию согласия, я видел 2 ключевых момента: первый – организация системы трансплантации в Украине. На самом деле, это очень сложная и дорогостоящая система. Она должна собрать всех пациентов, поставить их в лист ожидания, централизованно и по всей стране. Это снимет инсинуации в вопросе “черных трансплантологов”. Система должна давать возможность выбора учреждения, в котором будет проходить трансплантация , возможность ознакомиться со стоимостью операции. И третье, очень важное – создание системы трансплант-координаторов. Так как количество доноров органами, которых мы не можем воспользоваться очень велико. “

“Когда человек при жизни принимает решение жертвенности, это – благо” – Корчинский

Оксана Корчинский, народный депутат, первый заместитель председателя Комитета ВРУ по вопросам здравоохранения в прямом эфире Шустер LIVE: “Я – автор законопроекта о презумпции несогласия, верующий человек. Когда человек при жизни принимает решение жертвенности – это благо. На земле, когда человек умирает органы не нужны. Наш министр здравоохранения – донор. Система презумпции несогласия отличается тем, что она требует налаживания сложного процесса. А презумпция согласия может быть следующим этапом – когда мы будем в мире и начнем доверять друг другу “

Олег Котенко: “Чтобы решить проблему необходимо, чтобы каждый из нас поставил себя на место больного”

Олег Котенко, заведующий отделением трансплантации и хирургии печени Национального института хирургии и трансплантологии им. А.А. Шалимова в прямом эфире Шустер LIVE: “Мне кажется для того чтобы решить проблему трансплантации в Украине, необходимо, чтобы каждый из нас поставил себя на место человека, которому необходима трансплантация. И если сегодня вопрос стоит между двумя системами: презумпцией согласия и несогласия, то как показывает опыт развитых стран, обе эти системы могут быть эффективными. В Америке, точно такой же закон как и у нас — презумпция несогласия и у них количество трансплантаций очень большое и этот вид операций очень развит. В Испании – презумпция согласия, как и в Беларуссии и система отлично работает. “

Иван Крулько: “Закон о трансплантации нужно принимать уже на следующей сессии”

Иван Крулько, народный депутат, ВО “Батькивщина” в прямом эфире Шустер LIVE: “Хуже всего в сегодняшней ситуации – юридический вакуум. Лично я готов стать донором. Это дело чести – заполнять черные дыры, чтобы не было черных трансплантологов. Надо принять этот закон в следующей сессии “

Закордонець: “Огромные суммы вывозятся за границу, и мы стимулируем медицинскую отрасль стран, не нашу”

Владислав Закордонец, заведующий отделением трансплантации почки и гемодиализа Национального института хирургии и трансплантологии им. А.А. Шалимова в прямом эфире Шустер LIVE: “По поводу мифов о трансплантации. У нас в стране любят вешать ярлыки и СМИ любят муссировать тему “черной трансплантации “, торговли органами. Эту тему любят поднимать при политических разборках между собой. Например в начале АТО была фейковая новость о том, что Тимошенко и Власенко продают органы из зоны АТО в Германию. Такие новости это – политический рычаг и не более того. Депутаты говорят, что для легализации трансплантации необходимы большие деньги, но огромные суммы вывозятся за границу и этим мы стимулируем экономику тех стран, но не нашу. “

Рубен Зограбян: “Сейчас реально доноров нет”

Рубен Зограбян Руководитель отделения трансплантации почки Национального института хирургии и трансплантологии им. А.А. Шалимова в прямом эфире Шустер LIVE: “Многие больные нуждаются в операции и прооперировать всех зарубежом невозможно, потому что суммы очень велики. Мы должны развивать эту отрасль у себя. Сегодня в студии 70% зрителей сказали, что были бы согласны стать донорами. Но когда мы говорим с реальными родственниками больных, соглашаются 10-15%. Поэтому мы поддерживаем презумпцию согласия – чтобы сам человек решала судьбу своих органов, а не родственники. Реально доноров нет “

Алексей Мочанов: “Я готов стать донором органов и отдать все, что угодно”

Алексей Мочанов, волонтер в прямом эфире Шустер LIVE: “Среди военнослужащих и воюющих нет никого, кто был бы не готов отдать свои органы. Я например – готов отдать все, что угодно. Проблема в том, что народные депутаты не всегда разбираются в этом вопросе. Думаю, врачи сами должны лучше знать, какая презумпция более подходит. Две группы людей, поддерживающих различные законы должны найти понимание и примириться “

Ковтун: “Трансплантация не просто операция, это не просто методика лечения пациентов, это – чудо.”

Гавриил Ковтун в прямом эфире Шустер LIVE: “Я непосредственно занимаюсь трансплантацией и могу рассказать об этом методе: это не просто операция, это не просто методика лечения пациентов, это – чудо. Умирающего человека берут в операционную, а вы должны понимать, что трансплантация делается тем людям, которые без нее уже просто не могут жить. Цена вопроса – жизнь. И на следующий день после операции человек просыпается абсолютно здоровым. Это первые впечатления, которые меня посетили в 2000 году, на моей первой трансплантации сердца.”

Більше на нашому каналі в  YouTube, та на сторінках у  Facebook, Instagram!

Залишити відповідь