В Днепре можно отыскать живые весточки из осени 1943-го (Фото)

25 октября года Днепр отметил 76-ю годовщину со дня освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Утром 25 октября 1943 года 152-я и 39-я стрелковые дивизии вошли в Днепропетровск, освободив город от немецких войск. Подавляющее большинство зданий в городе были разрушены или заминированы. Стоит отметить, что разрушали дома не только немцы при отступлении. Огромное число домов в Днепропетровске были разрушены или серьезно повреждены при отступлении наших войск в 1941 году. За два года оккупации немцы и итальянцы не то что не занимались их восстановлением, даже завалы кирпичей толком не разбирали. Рассказывает сообщество «Екатеринославъ — Днепропетровск».

Все меньше и меньше остается участников и свидетелей тех героических военных лет. Но и поныне в старой части города можно отыскать живые весточки из осени 1943-го. На некоторых домах, переживших разруху и немецкую оккупацию, реконструкцию советских времен, сохранились датированные октябрем-ноябрем 1943 года надписи: «Проверено. Мин нет!». От таких надписей — словно мороз по коже. Часто уже совсем затертые буквы — живые свидетели того страшного и героического прошлого. Всем случайным прохожим они напоминают о подвиге саперов, которые сразу после освобождения Днепропетровска, рискуя своей жизнью, находили и обезвреживали оставленные фашистами «подарки».

С каждым годом таких надписей становится все меньше. Старые дома реконструируются, перекрашиваются, сносятся. И вместе с этим исчезают уникальные свидетельства той эпохи, последняя память об отважных саперах, которые сберегли наш город. За 76 прошедших лет фасады большинства старинных домов изменились. Но по целому ряду адресов сохранились не только надписи, но и фамилии саперов, проведших разминирование зданий.

Этих надписей мало, кое-где они едва виднеются под слоем свежей побелки, но на некоторых домах их еще можно различить. «Проверено. Мин нет», дальше, как правило — дата, фамилия и звание сапера, проводившего разминирование. Такая надпись (очевидно, в подновленном, реставрированном виде) с отметкой «13.11.43. Ретинский» сохранилась на фасаде дома №22 по улице Клары Цеткин. Судя по сохранившимся надписям, этот же сапер, Ретинский, проверял дома №12 и 16 по этой улице. Два дома с подобными отметками можно найти на соседней улице Жуковского. Самых лучших слов достойны люди, проводившие не так давно ремонт фасада дома №7. В ходе этого ремонта фрагмент кирпичной кладки с надписью «Проверено. Мин нет. Сенченко. 13.11.43» бережно сохранен и отреставрирован. А вот аналогичную надпись на доме №6 уже и не прочитаешь — от нее осталось только полуразмытое темное пятно с некоторыми угадываемыми буквами.

В аналогичном состоянии несколько надписей на зданиях по улице Гончара. Одноэтажный дом под №18 имеет такой жуткий вид, словно война закончилась только вчера. Надпись «Проверено. Мин нет» на нем чудом сохранилась, но дата проверки и фамилия сапера давно закрашены. Едва можно прочитать скрывшуюся за разросшимся кустарником надпись на доме №11, в котором проверку от мин 16 ноября 43 года проводил младший сержант Серов. И этот же младший сержант Серов разминировал дом на перекрестке улиц Чернышевского и Гончара — надпись об этом факте сохранилась и недавно была подновлена.

Сержанты Леонтьев, Осипов, Смирнов, Серов, красноармейцы Кравченко, Сенченко, Журавлев, Ретинский… Имена этих людей, сберегших наш город для потомков, еще видны на стенах зданий. По некоторым из них заметно, что когда-то такие автографы саперов были прикрыты защитной табличкой со стеклом. Но от них давно уже ничего не осталось.

Председатель Днепропетровской поисковой организации «Гвардия-Днепр» Павел Ковалев поделился историческими данными об избавлении Днепропетровска от смертельной опасности:

После отступления фашистов саперы 6-й, 8-й, 46-й и 57-й гвардейских армий приступили к разминированию нашего города. Именно в них служили те саперы, фамилии которых до сих пор увековечены на стенах домов. Саперы всегда считались элитным подразделением, специалистов такого профиля в армии было немного. Как правило, это были бойцы с инженерным образованием, не старше 35 лет. Для защиты тела сапера использовалась своеобразная «кираса» — стальной нагрудник образца 1942 года. Обезвреживать приходилось не только мины, но и неразорвавшиеся бомбы и снаряды, застрявшие в крышах домов, в частном секторе.

Поскольку немцы под угрозой окружения покидали Днепропетровск спешно, провести полномасштабное минирование они не успевали. Поэтому в первую очередь нашими саперами проверялись стратегические объекты — железнодорожные мосты, дороги, больницы, почта. А также те здания, которые занимали фашисты и где могли оставаться следы их деятельности. Например, немцами была заминирована, а затем обезврежена нашими саперами СШ №9 по улице Мостовой, 3, в которой находилось гестапо и где проводились массовые казни подпольщиков и горожан.

А уже потом шла отработка жилых домов. Немалую помощь саперам оказывали местные жители, которые успевали заметить, в какие здания враг перед отступлением завозил взрывчатку. После полной проверки здания саперы в обязательном порядке наносили легендарную надпись: «Проверено. Мин нет» с указанием даты разминирования и фамилии сапера. Такая надпись наносилась на фасаде дома, на высоте метр-полтора от фундамента, чтобы ее можно было сразу заметить.

Работа саперов была очень опасной. Немецкие специалисты отличались крайней педантичностью, и при установке мин в том числе. При установке детонаторов применяли ловушки и секреты. К тому же их детонаторы были не металлическими, как в нашей армии, а латунными. У них был гораздо больший срок службы, и они таили в себе гораздо большую опасность. Поэтому, проходя по старым улицам нашего города и обнаружив полустершуюся надпись «Проверено. Мин нет», склоните голову перед подвигом этих ребят.

Как уточнила старший научный сотрудник Днепропетровского исторического музея имени Яворницкого Валентина Сацута, в центральной части Днепропетровска к осени 1943 года оказались разрушенными около 60% зданий. Фашисты перед отступлением уничтожали все на своем пути, а что не удавалось разрушить или сжечь, минировали. В городе после отступления фашистов не осталось ни одного высотного здания, практически все строения частично или полностью были разрушены. Были взорваны мосты через Днепр, уничтожены заводы. По данным специальной комиссии, материальный ущерб города за военный период был оценен в 3 миллиарда рублей, без учета стоимости разрушенных предприятий.

Подготовлено сообществом
«Екатеринославъ — Днепропетровск»
по материалам Константина Шруба
(газета «Днепр Вечерний»)