Виталий Матеха: «Горы укрепляют характер»

«Истинное назначение вашего путешествия — не место на карте, а новый взгляд на жизнь». Эту фразу около столетия назад изрек американский писатель и художник Генри Миллер. Его мнение разделяет наш земляк, альпинист и скалолаз Виталий Матеха.  Накануне Международного дня гор, который отмечали в середине декабря, он эксклюзивно  рассказал «Вістям» о детской мечте увидеть мир, об испытаниях, преодолении страхов, а также о жителях Непала и землетрясении в Катманду.

Восхождение на Чегем

— Виталий, Вы уже пятнадцать лет занимаетесь альпинизмом. С чего все начиналось?

— Как-то после занятий в ДИИТе ко мне подошли товарищи и уговорили пойти с ними на лекцию в горном клубе. Меня так увлек рассказ альпинистов, что уже через два месяца подготовительных занятий мы с группой отправились в тренировочный поход по крымским горам. Там были первые простые альпинист­ские восхождения. В том же году летом поехали на Кавказ.

— На Кавказе горы повыше… Они Вас впечатлили?

— Конечно! Меня удивляло все вокруг. Я вырос в сельской мест­ности, о путешествиях и высоких горах знал только из книг. С первого раза на вершину Эльбруса не удалось подняться, хотя до отметки 5642 метра оставалось не так уж и много. Однако поездка была знаковой в другом — сложились отношения с девушкой, которая вскоре стала моей женой. А спустя несколько лет, в 2004 году, я все же поднялся на Эльбрус. И совершал восхождения на эту вершину еще в течение десяти лет, шесть из которых работал горным гидом. Также на Кавказе был на вершинах Адыр-су, Джайлык, Уллу-Тау, Чегем. Одним из самых запоминающихся в моей жизни стало восхождение на Чегем. Это очень труднопроходимая гора. Когда я преодолевал ее, в моем сознании произошли переломные моменты — понял, что могу намного больше, чем думал раньше. Нужно только верить в себя.

Ощущение счастья

— Поднимались ли Вы на более высокие горы, чем Эльбрус?

— Моя максимальная высота — 7134 метра. Эту отметку преодолел в 2006 году, поднявшись на пик Ленина. Это горная вершина Чон-Алайского хребта на границе Киргизии и Таджикистана. Собралась группа из семи опытных альпинистов. Ее возглавил наш наставник и тренер, многократный победитель чемпионатов СССР и Украины Владимир Хитриков.

— Что для Вас самое сложное при восхождении?

— Побороть собственные страхи, когда скала впереди кажется непреодолимой, но и назад дороги тоже нет. Это для меня самое ценное в альпинизме. Также важно взаимодействие с природой и людьми. Горы укрепляют характер, учат жить в гармонии не только с собой, но и ближними, находить компромиссы, проще относиться к жизни, ценить то, что имеешь.

— В фильмах мы видим, как альпинисты радуются, взобравшись на вершину. Так ли это в жизни?

— Не совсем. Это сравнимо с перелетом на авиалайнере. Мягкая посадка определяет весь полет. Безусловно, что мы, взобравшись на вершину, чувствуем счастье, наслаждаемся видом. Но больше радости я ощущаю, когда после восхождения возвращаюсь в лагерь и пью чай у костра. Возможно, кто-то и не понимает, почему нам не в тягость нести неподъемные рюкзаки, мерзнуть, подвергать жизнь опасности. Благодаря альпинизму я чувствую полноту жизни.

Жизненный урок

— Какие трудные, непредвиденные ситуации случались в горах?

— Самый первый альпинистский опыт в крымских горах преподнес мне жизненно важный урок. На одном из спусков я обнаружил, что ни к чему не пристегнут. Если бы пошатнулся, то просто улетел бы в обрыв. С той минуты я стал внимательнее относиться ко всему. Спустя несколько лет, был случай, когда мы с напарником карабкались по скале, и он сорвался, упав сверху на меня. Мы висели, вцепившись в крепления. Долго приходили в себя, так как понимали, что эта минута могла быть последней… А как-то во время восхождения по крутому заснеженному склону увидел, что супруга сорвалась и скатывается вниз. У меня было несколько секунд, чтобы погрузиться как можно глубже ногами в снег, закрепиться в нем и задержать Ирину.

— Кроме восхождений на мировые вершины, Вы попутно открываете для себя новые города, знакомитесь с людьми, их культурой… Где Вас больше всего впечатлил местный колорит?

— Запомнился Непал, где я был несколько раз. В этой стране впечатляет все вокруг — живописная природа, красивые горы, достопримечательности, но особенно — люди. Они совершенно иными глазами смотрят на мир. Большая часть населения живет за чертой бедности. Обитают в полуразваленных лачугах, а кто-то и вовсе под открытым небом. Вода для них — роскошь. А о мобильном телефоне и компьютере многие только слышали. При этом люди умеют радоваться простым вещам и быть счастливыми. Непальцам очень нравится общаться с иностранцами. А я не упускал момент сфотографировать их будни.

Фото на память

— Кого можно увидеть на Ваших снимках?

— Чаще всего — детей. Они со стороны кажутся дикими, но на самом деле очень приветливые и добрые. На снимках — женщины, которые несут на спине тяжелые мешки, полицейский на мотороллере, чистильщик обуви…

— Что еще запомнилось в Непале?

— В апреле этого года планировали подняться к базовому лагерю под Эверестом. Однако планы нарушило сильное землетрясение. Хотя эпицентр был в 80 километрах от Катманду, на столицу пришлись все значительные разрушения. Моей группе очень повезло — хоть нас и расшвыряло по гостиничному номеру, здание осталось целым. Посчастливилось нам и в кратчайшие сроки улететь из Катманду. Через посольство узнали о польском спасательном рейсе. Мы перелетели в Индию, затем в Польшу, а оттуда уже в Украину.

 

Екатерина Чередниченко, фото из личного архива Виталия Матехи

Добавить комментарий