Вячеслав Дубинин: «Любые достижения — не повод для гордыни»

Один из «звездных» никопольчан — Вячеслав Дубинин. Его послужной список впечатляет. Он — мастер спорта СССР по боксу, входил в состав Олимпийской сборной и в десятку сильнейших боксеров Советского Союза (1971-1972 гг.). Наш земляк — заслуженный тренер Украины, чемпион Европы и призер мира среди ветеранов кикбоксинга.  Кроме того, Вячеслав Дубинин — актер, постановщик и исполнитель трюков в кино, снялся в более чем 80 кинофильмах. Он был первым в СССР каскадером, исполнившим трюк со стопроцентным горением (в то время подобные вещи не снимали даже за рубежом).

569070

Зла не помню

— Вячеслав, как Вы попали в большой спорт?

— Я рос без отца. Мама с бабушкой не разрешали драться, твердили, что должен быть спокойным, уравновешенным, никого не обижать. Когда кто-то меня бил, я не мог переступить через это «табу». Но один день в моей жизни все круто изменил.

Был такой фильм «Лимонадный Джо» — пародия на американские кинобоевики. После его просмотра я вышел из клуба, и компания ребят из шести человек решила меня побить. Я убежал от них. Иду по улице и встречаю «крутого», который держал в страхе весь район. Он, чтобы покуражиться, снял солдатский пояс и ударил меня пряжкой по спине. Пришел я домой и решил, что так дальше жить нельзя.  И записался в секцию по борьбе. Тренироваться нравилось. Как-то на городских соревнованиях моим противником оказался титулованный борец. Он не ожидал от новичка серьезного поединка, а я моментально уложил его на лопатки. Потом занялся боксом. Спустя год на первенстве области стал чемпионом в тяжелом весе. Обо мне впервые написали в газете «Никопольская правда».

CIMG5612

— Звездную болезнь не подхватили?

— Нет. Считаю: любые достижения — не повод для гордыни. Как бы высоко тебя ни поднимала жизнь, всегда надо оставаться нормальным человеком.

Результаты в боксе у меня были хорошие. На очередных соревнованиях, которые проводили в Донецке, ко мне подошел тренер сборной команды СССР Николай Ли и предложил пере­ехать в Киев, учиться в институте физкультуры и тренироваться у него. Я принял его предложение (мне было 19 лет).

Вскоре в Уфе состоялся Кубок Советского Союза, куда съехались сильнейшие боксеры страны. Я выступал за сборную ВЦСПС Украины. Так получилось, что по результатам поединков мой бой оказался решающим: или наша команда проходит дальше, или «вылетает». Моим соперником по рингу стал Виктор Баранников — на олимпийской неделе перед Олимпиадой в Мюнхене он занял первое место и считался самым сильным боксером-тяжеловесом Советского Союза. Я тогда был всего лишь кандидатом в мастера спорта. Но в первом же раунде его нокаутировал: удар был потрясающим, Баранникова забрала «скорая помощь», а меня ребята из нашей команды отнесли на руках в раздевалку.

Так я попал в большой бокс, меня взяли в сборную СССР.

— Головокружительный взлет. Что же было дальше?

— В составе сборной я должен был поехать в Америку и уже мечтал, что обязательно прогуляюсь по Бродвею и сфотографируюсь с Джо Луисом. Так хотел, чтобы меня взяли, что самостоятельно увеличил нагрузку: вместо одной тренировки — две, вместо двух — три. Закончилось это печально. Когда перед вылетом я проходил медкомиссию, врачи обнаружили перенапряжение сердца. Вместо Америки попал в диспансер в Москве и смот­рел матч СССР-США по телевизору. Меня приглашали участвовать в соревнованиях в Италии, Франции, Чехословакии, на Кубе и т.д., а врачи не разрешали выходить на ринг. Пролежал в больнице полгода. На ринг уже не вернулся. Окончил институт физкультуры и стал работать тренером по боксу в Киевском высшем военно-морском политическом училище.

Привет для Талашко

— А в каскадеры Вас как угораздило?

— Благодаря актеру Владимиру Талашко. Как-то приехал в Никополь, попал в компанию и кто-то из знакомых попросил передать привет Володе, будто бы мы в Киеве все друг друга знаем. Талашко тогда был на пике популярности. Привет я передать по­обещал, но как выполню свое обещание, даже не предполагал. Однажды в столице на станции метро «Святошино» захожу в полупустой вагон и буквально лицом к лицу сталкиваюсь с Талашко. Передал ему привет из Никополя, а он предложил провес­ти меня по киностудии им. Довженко. Во время экскурсии познакомил с руководителем группы каскадеров. Захотелось тоже попробовать свои силы в этом деле, но нужно было многому научиться: драться «по-уличному», скакать на лошади, фехтовать, стрелять, падать и т.д. Поэтому я попрощался с военным училищем и стал работать монтировщиком сцены в театре киноактера.

Моя первая работа в кино — фильм «Предупреждение» (1982 ), который снимал испанский кинорежиссер Хуан Антонио Бардем. Меня одели в немецкую форму и задействовали в эпизоде.

— Вам бывало страшно во время съемок?

— В фильме «Предупреждение» я стоял на страховке в эпизоде с поджогом Рейхстага. Здание построили в натуральную величину, взяли полтонны «киношного» напалма и подо­жгли декорацию. Снимали ночью, а это опасно. Поэтому меня поставили с фонариком, чтобы у каскадеров был ориентир, куда бежать. И вот звучит команда режиссера «Выход», включаю фонарик — а тот не горит. Меня аж холодный пот прошиб, без ориентира люди не найдут выхода и погибнут! Но, слава Богу, после нескольких неудачных попыток фонарик загорелся. После этого случая понял, что в трюковой работе нужно все тщательно проверять.

Во второй кинокартине — «Преодоление» — уже работал трюкачом. В фильме «Груз без маркировки» (1984) снялся в роли охранника. А дальше настал мой звездный час: посыпались приглашения со всех сторон. Снимался на всех киностудиях СССР, иногда в трех-четырех фильмах одновременно. Но это очень тяжело, отказался от такого напряженного графика. У меня были не только эпизодические, но и большие роли («Козаки йдуть», «Дорога на Сiч» и др.).

— Какой трюк был для Вас самым сложным?

— Наверное, гореть заживо. Первый такой трюк я выполнил в драме Юрия Ильенко «Соломенные колокола» (1987). Снимали фильм в Закарпатье, и я дублировал  народного артиста Михаила Голубовича. Немец бьет его прикладом, поливает бензином и поджигает… уже меня. Это сейчас появились спецкостюмы, а тогда их не было. Меня обмотали тряпками с асбестом, надели шинель, на лицо тоненькую маску сделали, на голове — шапка. И вот я — горящий факел, мчусь за немцем (бежать надо было больше 20 м). А в кадре лежит «убитый» враг, но как только он увидел, что я к нему приближаюсь, сразу «ожил» и убежал. Побоялся, что огонь на него перекинется. Пришлось переснимать дубль. Сцену сняли только на седьмой раз. На мне сгорело семь шинелей!

Лет десять я активно снимался в кино, в общей сложности участвовал в более чем 80 фильмах. Но тут настали тяжелые 90-е, киноиндуст­рию перестали финансировать и я вернулся к тренерской работе.

Джип и «киллеры»

— В кино больше не снимались?

— Снимался. Да и сейчас сочетаю тренерскую работу и съемки в кино. В 2013-м в сериале Сергея Коротаева «Ловушка» сыграл киллера. Во время съемок одного из эпизодов произошла смешная история. Мой персонаж должен был расстрелять семью, а еще два киллера меня подстраховывали на случай, если что-то сорвется. Подъезжает иномарка, из нее выходят охранник, «мои клиенты», а сзади — еще один охранник. Я выбегаю из подъезда, поднимаю ­пистолет, между мной и охранником начинается драка, мои помощники (один из них одет в униформу дворника, второй — «как интеллигент») бросаются мне на помощь и второй охранник стреляет в них. Съемка эпизода закончена. Он стоит на одном колене, не выходит из образа, ждет команду «Стоп». Тут едет какой-то «крутой» на джипе. Это раньше во время съемок было ограждение, а сейчас в целях экономии его нет. «Крутому» жестами показывают «уйди отсюда», но тот продолжает ехать и вдруг видит: двое лежат убитые, а охранник стоит на одном колене и «целится» в него —  тот резко развернул авто и умчался со скоростью ракеты.

— Где интересней: в спорте или в кино?

— Сложно сказать. Спорт интересен по-своему. Уже больше 20 лет я работаю в паре с заслуженным тренером Евразии по кикбоксингу Алексеем Губаревым. Мне приятно,  когда наши ученики достигают весомых результатов. Ну а в кино мне нравится перевоплощаться в разных героев. К тому же, во время съемок происходит много интересных незабываемых встреч.

Елена Щербова,

фото автора из архива Вячеслава Дубинина

Добавить комментарий