Рождество в Екатеринославе: время молебнов, веселья и краж

В начале ХХ столетия население Екатеринослава (ныне Днепр), независимо от сословий, предпочитало с особым размахом праздновать Рождест­во, а не Новый год.

По словам кандидата исторических наук, заведующего отделом ДНИМ им. Д. И. Яворницкого Максима Кавуна, это было связано с тем, что до 1918 года действовал старый юлианский календарь, по которому Новый год не предварял Рождество, а следовал за ним.

«Рождество отмечали 25 декабря, а Новый год оставался «на закуску». При этом праздники прекрасно «уживались» друг с другом. Более того, новогодние торжества длились две недели, вплоть до Крещения 6 января (19-го по новому стилю), — рассказывает историк. — Празднование Рождества не просто завершало календарный год. Ему придавалось особое, духовное значение. В храмах Екатеринослава с 24 декабря по 6 января служили молебны. Обязательная рождественская литургия проводилась в Спасо-Преображенском кафедральном соборе. К слову, празднование Нового года тоже официально начиналось с молебнов. Некоторые церкви даже печатали в местной прессе объявления о богослужениях».

НИКТО НЕ РАБОТАЛ

Хотите — смейтесь, хотите — нет, но и 100 лет назад чиновники не отказывали себе в удовольствии как следует повеселиться: в полном составе уходили на «рождественско-новогодние» каникулы, продолжительностью в 10 дней. Кроме магазинов и ресторанов были закрыты все заведения, причем, — вне зависимости от того, принадлежали они украинцам, евреям, русским, немцам, мусульманам — не работал никто.

«В газете «Приднепровский край» от 21 декабря 1914 года писали: «Прекращение занятий. 22 декабря прекращаются занятия в окружном суде и возобновятся оне 2-го января 1915 года». Учебные заведения организовывали рождественские базары с благотворительной продажей изделий, сделанных руками учащихся, — продолжил свой рассказ Максим Кавун. — Печатались вот такие объявления: «21 декабря в актовом зале Коммерческого имени Государя Императора Николая II училища в 11 часов дня состоится традиционный Благотворительный Базар… На Базаре будут продаваться по очень доступным ценам: рукоделия, ученическия и кустарныя изделия, игрушки, парфюмерия, безделушки, посуда, цветы, рождественския подарки. Вход на Базар бесплатный. Цены вещам от 10 копеек».

«СТРУЦЕЛЯ, МАЗУРИКИ…»

Екатеринославские магазины наперебой предлагали свои товары, старались перещеголять друг друга по части ассортимента и привлечения покупателей. Например, «рыбно-гастрономические магазины Ильи Солодуха» гарантировали ежедневное получение свежих рыбных, колбасных, молочных и других товаров:

«Принимаются заказы на полныя праздничныя меню. Продажа живой рыбы из аквариума. Цены крайне доступныя». Другой магазин призывал обратить внимание на «…знаменитыя тамбовские окорока, семгу подледного улова и нежного вкуса, живых фазанов, икру, капчушки «… у Михаила Иоффе. Проспект». Элитная кондитерская «Ренессанс», которая в то время располагалась на проспекте «под гостиницей «Бристоль», где сегодня находится памятник Александру Полю, принимала заказы «… на торты, струцеля, мазурики и другия кондитерския изделия».

По словам Максима Кавуна, в этом объявлении был еще и постскриптум: «P.S. Цены на конфекты не повышены». Не уступала конкурентам и кондитерская П. А. Лаверченко. Цены тоже не повышали, несмотря на «изготовление товара из продуктов лучшага качества» под личным наблюдением хозяина.

КРИМИНАЛ НЕ СПЛОХОВАЛ

Историк отметил, что в начале ХХ века Екатеринослав был городом контрастов, в котором благопристойные граждане в прямом смысле слова соседствовали с уголовным элементом. В двух кварталах от Екатерининского проспекта (ныне — проспект Яворницкого) с его шикарными особняками находилась Жандармская балка — злостный рассадник криминала. Не менее «колоритным» был и район вокруг ­Озерки, Подгорной, Чечелевской и Фабричной слободок. Пока господа предавались праздничным развлечениям, грабители вламывались в их жилища и тащили оттуда все, что попадалось под руку, обращая особое внимание на шубы и золото.

Газеты были завалены криминальными сводками: «Из квартиры К. Дроздовского похищена дамская шуба, стоющая 120 рублей… Из квартиры Д. Скульского среди бела дня, посредством взлома замка, были похищены разныя золотыя вещи и до 30 рублей наличными деньгами. Кража эта, как установлено, … совершена известным вором Ходосом, которого удалось задержать по горячим следам». Но большинство воров, пользуясь расслабленным состоянием городских служб, благополучно «растворялось» во тьме криминальных слободок.

Спустя сотню «с хвостиком» лет, праздничная картина, по сути, не изменилась. Все так же пестрят товарами, слепят огнями магазины и ярмарки, гуляют люди, и не дремлют воришки — шарят по карманам и квартирам…

ПОЛИНА ДМИТРИЕВА