Жителям Днепра показали «Гамлета»

27 октября в Днепре на сцене украинского драматического театра им. Т. Г. Шевченко состоялся спектакль «Гамлет» Театра им. Леси Украинки (г. Каменское). В этом году постановка отмечена 7-ю дипломами и Гран-при X Международного театрального фестиваля «Классика сегодня». «Вести Приднепровья»» пообщались с ее режиссером – заслуженным деятелем искусств Украины, художественным руководителем театра им. Леси Украинки Сергеем Чулковым.

crw_2815

Нашел мотивацию

— Сергей Анатольевич, для Вас постановка «Гамлета» заветная мечта или спонтанное решение?  

— Всю жизнь хотел поставить «Ромео и Джульетту». Но несколько лет назад заболел… была тяжелая операция… состояние погружения в «бредовую нирвану»… передо мной возник «Гамлет». Я тогда нашел в пьесе мотивацию поступков героев, которая, на мой взгляд, никому не приходила в голову. Выздоровел «химеры» меня больше не посещали. Все, что было «в бреду», вспомнил не сразу. А когда вспомнил, захотелось перечитать «Гамлета» и, представьте себе, нашел полное подтверждение тем своим мыслям.

И что это за мысли?

— Гамлет начинает свой путь чистым светлым человеком, а заканчивает преступником. У меня возник вопрос — а почему так случилось? Потому, что использует методы тех, с кем борется   другого способа отомстить за смерть отца не видит. В результате теряет себя. А каков итог? Тень отца Гамлета в финале берет в руки корону Его мотив вернуть власть. Ради этого он толкает сына на муки. Интересен для меня персонаж убийцы короля. Я никогда не понимал, почему в большинстве известных мне постановок Клавдий просит у Бога прощения. По логике пьесы он требует прощения и даже доказывает Богу, что у него были причины так поступить. Я не видел еще подлецов, которые заранее бы не оправдали свои злодеяния. Все что они совершают осознанно.

Ответ на три вопроса

— Среди последних Ваших работ — «Тартюф» Ж. Б. Мольера и «Забыть Герострата» Г. Горина. Что Вас побудило поставить их?

— Перед тем как взяться за постановку я должен утвердительно ответить на три вопроса (триаду): «греет» ли меня материал, расходится ли пьеса по труппе (актеры должны подходить на роли), найдет ли она отклик у зрителя. Из «Тартюфа» я сделал жесткую комедию. Мне было важно показать высочайшего уровня лицемерие, мастерство убеждать простаков, в том, что совершаемая подлость есть благодеяние. Что касается пьесы «Забыть Герострата», я всегда считал ее обреченной на вечное существование поджоги храмов происходят на протяжении всей истории человечества. И поджигатели, почему-то, становятся положительными героями – такой парадокс.  Спектакли имели успех – значит триада состоялась

Над чем интереснее работать комедиями или трагедиями?    

— Интересно ставить хорошую пьесу независимо от жанра. В трагическом — умею находить комическое, и наоборот.

— Сейчас Вы работаете над пьесой Марка Камолетти «Ох уж эта Анна». В репертуаре театра уже есть два спектакля по пьесам этого автора. Любите его?

— Не то чтобы люблю. Это своего рода сериал: события разные, но случаются они с одними и теми же действующими лицами. Пьеса «Ох уж эта Анна» у нас будет называться «Любовники». Премьера – в декабре.  Играет молодежь – они пока не успели сделать себе имя. А здесь все роли главные.

Самое сложное — роли

—  Что в Вашей работе самое сложное?

— Распределение ролей. Причем, если ты берешь «Гамлета», у тебя должен быть Гамлет это  не обсуждаемо, но с остальными героями начинаются мучения…

Что Вам дает театр?

— Это все-равно что спросить зачем нужен кислород. Переизбыток кислорода нам вреден, но без него невозможна жизнь.

Почему театр вечен?

— Ни одна технология не заменит живого общения. Наш с вами диалог мог состояться и по скайпу.  Но это было бы уже другое интервью, правда? С театром то же самое – ты сидишь в зале, ты видишь глаза артистов, ты слышишь их голос – ты знаешь, что никогда не повторится эта минута, потому что в следующий раз это будет уже другая игра – другое общение. За это мы и любим театр.

Алена Карапыш

Добавить комментарий