Андрей Моторя:  «Тот не сапер, кто не боится»

На Днепропетровщине, как и по всей территории Украины, еще осталось наследие Второй мировой войны — неразорвавшиеся боеприпасы. При их обнаружении важно не растеряться и сообщить по телефону 101 в ГСЧС. Сотрудники службы оперативно выезжают на место и обезвреживают эти «сюрпризы». Также уже более двух лет наши земляки-саперы работают в зоне АТО. Подробнее об их буднях рассказал начальник расчета, капитан Андрей Моторя.

Американский опыт

— Андрей Алексеевич, расскажите, как Вы стали сапером?

— С детства мечтал быть военным по примеру моего дяди. В 2010 году окончил факультет МЧС Каменец-Подольского военно-инженерного института по специальности «Пиротехническое дело». Направили служить в Днепропетровск. Около двух лет работал инспектором. Затем предложили должность начальника расчета в группе пиротехнических работ, здесь тружусь по сей день.

В нашей профессии важно регулярно совершенствовать знания и навыки. Ежегодно мы сдаем допус­ки для проведения подрывных работ, проходим аттестационную комиссию. Также раз в три года — недельный курс повышения квалификации для офицеров в городе Мерефа Харьковской области. А недавно с нами делились опытом американские саперы.

— Что нового узнали от заокеанских коллег?

—  Весной я ездил на трехнедельный курс в Хмельницкий, куда съехались саперы из каждой области страны — по одному человеку. Обучали нас по американским стандартам, которые существенно отличаются от украинских. У них есть роботы, современное дорогостоящее оборудование. Удалось ощутимо повысить уровень своего профессионализма.

Тротил и детонатор

— Расскажите, пожалуйста, о вашей спасательной части.

— В группе пиротехнических работ — 22 сотрудника. Большинство работает в Верховцево. И один расчет — в Кривом Роге (пять человек). Кроме саперов, есть инженеры, отвеча­ющие за технику, с помощью которой можно рыть котлованы и перевозить габаритные грузы. Сотрудники подразделения химической защиты выезжают, к примеру, в случаях загрязнения ртутью. Также с нами на задания ездит медработник. Что касается технического оснащения саперов, есть автотранспорт для перевозки личного состава и отдельно боеприпасов. КрАЗ с манипулятором поднимает и перевозит бомбы весом свыше 100 кг. Взрывоопасные устройства укладываем в специальный ящик с песком. В ночное время используем осветительную вышку. Для разминирования имеются металлоискатели, металлодетекторы, а также прокалываем землю «щупом». Из экипировки — бронежилеты, каски, перчатки.

— От кого чаще всего поступает информация о нахождении боеприпасов?

— От сельских жителей, аграриев, строителей, работников водоканалов и железнодорожных станций. Когда поступает сообщение, сперва на место выезжают из ближайшей пожарной части, подтверж­дают достоверность информации. Затем мы извлекаем боеприпас, вывозим его и уничтожаем на отведенной для этого территории. Есть специальные расходные материалы для подрывания: тротил и электродетонатор. Также мы в обязательном порядке обследуем местность в районе найденного взрывного устройства. Если находим один боеприпас — обследуем еще 25 кв. м. Если два и более — 50 кв. м. Бывает напрасно, а случается,что находим еще три десятка боеприпасов.

Артснаряд на вокзале

—  Что чаще всего обнаруживают и какие истории из рабочих будней Вам запомнились?

— В нашей области чаще всего находят гранаты времен Второй мировой войны, авиабомбы, минометные мины, артснаряды различного калибра. Попадаются и противотанковые мины. Для саперов — это рутинные будни, так что сложно выделить какие-то особые случаи. Вот недавно выезжали в село, где человек, копая картошку, наткнулся на минометную мину в собственном огороде. Случается, во время полевых работ трактора цепляют мины плугом, и они оказываются на поверхности. В моей практике был такой случай. Тракторист остался жив, но получил многочисленные ранения. Более 5 лет назад произошла трагическая история, когда отец с ребенком в поле зацепили минометную мину — погибли оба. Бывают находки и в черте города. Однажды нашли гранату, когда рыли канализацию на улице Карла Либкнехта в областном центре. А в прошлом году на железнодорожном  вокзале Днепра среди ночи извлекали артснаряд весом более 10 кг. Его обнаружили при ремонте колеи.

Опасный ­«металлолом»

— Люди всегда адекватно реагируют при нахождении боеприпасов?

— По-разному бывает. Иногда находят боеприпас и бросают его без присмот­ра, не сообщив нам. Это верх безответственности. Даже если человек не знает нашего номера или не имеет телефона, необходимо сообщить хоть кому-то, передать информацию и координаты.

 Также бывают случаи, когда люди, найдя взрывоопасный предмет, пытаются распилить его болгаркой. Они надеются сдать боеприпас на металл, не понимая, насколько это опасно. Некоторым везло дойти до пункта приема… Но далеко не всем! Дома у людей впоследствии мы находили целые склады боеприпасов.

— Известно, что саперы из разных областей Украины командируются в зону АТО. Как часто Вы там работали?

— В зоне АТО за два с половиной года был пять раз. Ротация по 45 суток. Живем мы там в общежитии города Славянск. Каждый день — выезды по заявкам жителей. Ежедневно занимаемся разминированием освобожденных территорий. Наша основная задача — извлечь неразорвавшиеся боеприпасы, а также обследовать близлежащую местность. Все находки передаются представителям Минобороны для дальнейшего уничтожения. Встречаются мины-ловушки, которые необходимо уничтожать на месте. Кстати, взрывные устройства времен Второй мировой в зоне АТО также попадаются.

 — Что, на Ваш взгляд, самое важное в работе сапера?

— Прежде всего нужно быть специалистом в своем деле, а также — очень внимательным и осторожным. Есть поговорка: «Тот не сапер, кто не боится». Признаюсь, волнение всегда присутствует. Каждый раз приходится с ним бороться, так как важно сохранять спокойствие. Я ведь отвечаю не только за себя, но и за своих подчиненных. Горжусь, что наш труд спасает жизнь людям.

Екатерина Чередниченко,

фото автора

Добавить комментарий