«Краща жінка Придніпров’я» воспитала не одну вокальную звезду

У никопольчанок много достижений на вокальном поприще. Этому они обязаны своему замечательному учите­лю — Ирине Ковальской — руководителю образцовой вокальной студии «РинСен» (Дом детского и юношеского творчества). И это — не просто слова. В 2013 году Ирина Александровна вошла в число лучших представительниц прекрасного пола регио­на, победив в конкурсе «Краща жінка Придніпров’я». В октябре 2016-го ее наградили медалью и грамотой Верховной Рады «За заслуги перед Украинским народом». Об этом и не только — в эксклюзивном интервью для читателей «Вістей».

СЦЕНА —  КАК  РИНГ

«Мы занимаемся только эстрадным вокалом, — рассказывает Ирина Александровна. — Беру любую песню, час­то даже сольную, и делаю аранжировку для вокального ансамбля. Сейчас мои пять учениц старшей группы поют в пять голосов, у каждой из них — своя партия. Детей для обучения вокалу отбираю сама. Для того чтобы стать вокалистом, у ребенка должен быть музыкальный слух, чувство ритма, музыкальная память, а также трудолюбие и бойцовский характер. А голос, если его нет, я делаю сама».

— Зачем певцу бойцовский характер, он же не на ринге выступает?

— Если вышел на сцену, то должен быть уверен в себе на все сто и даже больше процентов, а для этого нужно уметь переступать через усталость, плохое самочувствие, через «не могу» и другие житейские проблемы. А это — уже боец. Но, в то же время, не нужно «идти по трупам», необходимо преодолевать себя, воевать только с собой.

— В чем секрет хорошего исполнения песни?

— Песня исполняется ртом в последнюю очередь, ее надо петь сердцем. А как выразить музыкальные интонации? Мимикой лица, волосами, жестами… Но это — не просто кривляние, а управление голосом, потому что все мышцы лица тесно связаны с мышцами голосовых свя­зок. Ничего подобного я не знала в начале своей преподавательской деятельности, а нарабатывала путем проб и ошибок.

МУЗЫКАЛЬНАЯ  СЕМЬЯ

— Как Вы попали на музыкальную стезю?

— Я родилась в очень интересной семье. Мой папа — музыкант от природы. Во время войны он попал в танковое училище, там был воинский оркестр, и его взяли барабанщиком. У него абсолютный слух и очень хорошее чувство ритма. Потом — научился играть на кларнете, сам освоил трубу, баритон, тенор, альт, и 42 года руководил духовым оркестром в Доме детского творчества. Этот оркестр открывал все парады в Никополе: 40 музыкантов в красивых костюмах шли во главе колонны, впереди — мой отец, задавая ритм.

В этом же оркестре вырос мой брат Саша. Окончил школу, поступил в Запорожское музыкальное училище, на третьем курсе ушел в ар­мию (служил в ансамб­ле песни и пляски Киевского военного округа), потом сдал экзамены в Мос­ковскую консерваторию им. П.Чайковского, после окончания которой играл в Большом симфоническом оркестре под управлением Геннадия Рождественского. Позже стал дирижером Московского муниципального эстрадно-симфонического оркестра. Сейчас, в связи с последними событиями, переехал в Никополь.

Мама трудилась в Доме детского творчества 48 лет — сначала ме­тодистом, потом руководила театром кукол. Он всегда занимал на областных смотрах самодеятельности только первые места.

— Из такой семьи у Вас была одна дорога — в музыку.

— Да. Я училась в музыкальной школе по классу фортепиано. Когда из запорожского муз­училища на выходные приезжал мой брат, он садился за написание нам партий. И мы вмес­те исполняли: папа на кларнете, Саша на трубе, я на фортепиано, мама  на каком-нибудь ударном инструменте. Если было тепло, то открывали окна, возле подъезда собирались соседи, и когда музыка смолкала, кричали: «Давай еще!». После окончания школы я поступила в Днепропет­ровское музыкальное училище, которое окончила по классу хорового дирижирования.

— Когда Вы стали руководителем вокального ансамбля?

— Еще в школе. Я пела в вокальном ансамбле с пятого класса, с седьмо­го стала подменять на­­ше­­го руководителя, а в восьмом уже руководила сама. В девятом классе перешла учиться в
СШ №20. Тогда набрала кол­­лектив: четыре девчонки (мы пели в четыре голоса) и двое ребят-гитаристов. Очень быстро завоевали популярность в Никополе и даже попали на областное телевидение.

ПРОВЕРКА  МАСТЕРСТВА

— «РинСен» часто участвует в конкурсах?

— Постоянно. И все­гда — это конкурсы международного уровня. В 2016 году ездили на ІІ Международный фестиваль-конкурс искусств «Golden Lion», который проходил во Львове. Была сильная конкуренция. Когда хор из Николаева начал петь «Плине кача», все зрители как один встали, слушали песню и плакали. Сразу стало ясно, что в старшей подгруппе николаевцы станут обладателями Гран-при. Когда началось наше выступление в средней подгруппе, в зале на мгновение мигнуло электричество, и музыка остановилась. А мои девочки уверенно продолжали петь, с модуляцией, в четыре голоса
a cappella. Зрители и жюри аплодировали им стоя! Я очень переживала, но, оказалось, зря. По итогу, жюри сделало еще одно Гран-при специально для старшей группы «РинСена», а средней группе дали первое мес­то. Наши солисты тоже заняли призовые места.

В 2015 году на Международном фестивале вокальных и хоровых коллективов «Music Fest» в Киеве старшая группа «РинСен» стала первой из 12 вокальных ан­самблей.

— Воспитанники кол­лектива еще и в шоу участвуют. К примеру, Данил Марийко стал полуфиналистом «Україна має таланти» в одном из сезонов.

— Да. А в 2016 году мы попали на «Х-фактор». В мае были на кастинге в Днепре и нам сразу сказали, что мы прошли на телевизионный кастинг. В августе поехали в Киев с большой группой поддержки. На съемках было очень интересно. Девчонки пели песню Вакарчука «Обійми». Пока жюри обсуждало их выступление, я стояла в полуобморочном состоянии. Андрей Данилко покритиковал, сказав, что поют как в 70-е годы прошлого столетия, но Константин Меладзе назвал выступ­ление «РинСен» «высоким искусством». Однако мое нервное напряжение спало, только когда нам сказали четыре «да».

Следующий этап назывался «три бессонные ночи»: участникам дают какую-то песню и они самостоятельно за одну ночь должны ее выучить, разложить на голоса и утром исполнить. Наши девчонки продержались две ночи, а на третьей «сломались». Вернулись домой со слезами и разбитыми мечтами, но… решили вернуться на «Х-фактор» с новыми силами.

ГИМН АСАРРУLLA

— В октябре прошлого года «РинСен» открывал сессию городского совета Гимном Украины. Кто автор идеи?

— Я видела много версий исполнения гимна детьми, но его поют прос­то, в один голос. Я решила сделать круче. И на открытии праздничного концерта, посвященного Дню учителя, «РинСен» в полном составе (16 человек) спел Гимн Украины a cappella. Потом мы прозвучали на открытии сессии горсовета. Вокруг этого поднялся такой ажиотаж, что нас пригласили открыть сессию Верховной Рады. Но на столичном уровне надо выдержать стиль, а у средней группы нет украинских костюмов. На этом история пока закончилась.

— Чем сейчас занимаются выпускники ансамбля?

— Саша Журба с коллективом «Freedom-jazz» уже три месяца гастролирует в Германии. Яна Соколова работает в Одесском оперном теат­ре. Аня Дугинец учится в Киевском национальном университете теат­ра, кино и телевидения им. Карпенко-Карого, но уже выступает с сольными программами. Юля Кринько окончила магистратуру в нацио­нальном педагогическом университете имени ­­
М. Драгоманова, преподает вокал детям и поет в кавер-группе «Kamin band». Ребята делают «вкусную» эстрадную музыку, хорошие джазовые стандарты. Лера Бутурлина поступила в Харьковское музыкальное училище — ее взяли сразу на второй курс. Ира Роевская учится в Киевском национальном университете культуры и искусств, а вот Настя Бермичева получает профессию журналиста в Киевском национальном университете им. Т. Шевченко и уже поет в группе «Babble Gum». Данил Марийко сейчас на третьем курсе Киевского эстрадно-циркового училища (вокальное отделение), поет в молодежной группе «Lucky 4».

— Чем интересуетесь, кроме работы?

— Я очень люблю шить, делать стрижки и устраивать на своем маленьком участке земли цветочные газоны и рабатки. Подбираю растения по цвету и росту, подхожу к этому делу творчески и «болею» этим весь сезон — с апреля по ноябрь.

Елена Щербова

Добавить комментарий