Марьян Корбут из Марганца собрал необычную коллекцию черепицы (Фото)

В наше время люди коллекционируют самые разные вещи. Кто-то банально собирает значки и марки, а кому-то интересны довольно необычные предметы. Среди таких людей — наш земляк, молодой парень из Марганца Марьян Корбут, который собрал коллекцию… черепицы. О самых необычных экспонатах и о том, как он пополняет свои исторические «запасы», Марьян рассказал в эксклюзивном интервью «Вістям».

Известный бренд

— Марьян, расскажите, как давно занимаетесь коллекционированием и как к Вам пришла эта идея?

— Уже два года, хотя историей родного края я увлекаюсь с детства. Краеведение — это довольно широкий спектр направлений. С годами ты растешь, развиваешься и начинаешь замечать то, на что раньше смотрел и не видел. Черепица — это не только фрагмент керамики, это настоящее историческое наследие нашего народа. По ней можно изучать старинные географические названия местностей. Например, когда я нахожу новый артефакт, всегда ставлю две отметки на карте «Google Maps», указывая место находки и расположение завода. Чем больше расстояние между этими точками на карте, тем, выражаясь на современном языке, известнее был бренд. Учитывая, что залежей глины и черепичных заводов в нашем крае было достаточно много, у заказчиков была возможность выбрать более качественного производителя.

— Вы собираете только черепицу?

— Если вести речь о настоящем коллекционировании, то пока только черепицу. Иметь большое количество артефактов — это не значит быть коллекционером. Нужно еще хорошо знать историю каждого. Кроме черепицы, я собираю старинные монеты, ретрофотографии и даже рукописи старожилов с воспоминаниями и легендами о родном крае. Ведь некоторые из них учились писать еще пером.

— Где берете свои экспонаты?

— Я часто езжу по Марганцу, Никополю и окрестным селам. Одним из моих любимых занятий является как раз поиск черепицы. Такие экспонаты как черепица и кирпич можно найти, где угодно: во дворах, на руинах и даже просто под ногами. Такой случай произошел у меня в 2017 году возле села Марьевка. Я шел непосредственно в село, чтобы найти черепицу, и вдруг неожиданно прямо под ногами, на грунтовой дороге обнаружил старинный фрагмент. Кроме того, обычные люди делятся черепицей. За это я им очень благодарен.

— Помните свой самый первый «кирпичик», который и положил начало этому хобби?

— Конечно, помню: первая черепица в моей коллекции была подарена местным жителем села Городище. На ней имелось клеймо с надписью «БР КОРОЛЬКОВЫХЪ НИКОПОЛЬ ЕК Г.» Меня очень заинтересовало, что на наших землях существовали черепичные заводы и именно с этого момента я и начал поиски.

 

Бесценные экспонаты

— Расскажите о самых ценных предметах коллекции?

— Самого ценного предмета еще нет в моей коллекции. А если серьезно, то лично для меня все мои экспонаты являются бесценными, ведь это наша история. Много времени ушло для поиска информации и остатков черепицы, которая производилась еще во времена Российской империи. Одним из самых не­обычных экспонатов является черепица с французской надписью «FABRIQUE DE BRIQUES DE PETROVKY», производившаяся в селе Петровка, возможно, даже шла на экспорт за границу. В коллекции есть фрагмент черепицы из Марселя, который я обнаружил на территории Марганца.

— Где Вы их храните?

— Поскольку я — начинающий коллекционер, то, соответственно, экспонатов у меня пока не так много. Часть их находится в Краеведческом музее Марганца, которую я специально подготовил ко Дню его открытия. Другая часть хранится дома, а третья — пока еще на крыше стареньких домов. В будущем хотелось бы открыть свой частный музей, где будут использоваться современные технологии. Но это отдельная тема для разговора.

— На специальных сайтах для коллекционеров и антикваров много разнообразных объявлений о продаже предметов старины. К Вам поступали предложения продать часть своей коллекции?

— Дело в том, что я не преследую цели продать свои экспонаты, поэтому и не выкладываю объявлений о продаже. Мое отношение к реализации исторических артефактов не есть положительным. Я считаю, что предметы старины, включая предметы быта, должны находиться на территории, где они и были созданы. Это традиции, которые формировались веками, зачем же нам осознанно продавать нашу историю? К счастью, черепицы в наших краях производилось достаточно много, и поэтому у меня некоторой есть 2-3 экземпляра. Не так давно я читал о бароне Фальц-Фейне, который выкупал предметы старины из частных коллекций за границей и возвращал их на родину в музеи. Хотелось бы, чтоб это стало примером для подражания.

Информативное клеймо

— Вы планируете пополнять коллекцию экземплярами из других городов или даже стран?

— Она постепенно пополняется экземплярами из других городов. Люди видят мой интерес к истории производства черепицы и сами начинают интересоваться этой темой. В 2017 году из города Каменка-Днепровская Запорожской области краевед по имени Владимир отправил мне в подарок дореволюционную черепицу, на которой было клеймо с надписью «Г. М. УБОЖЕНКО СУРСКО-МИХАИЛОВКА». Хотелось бы, конечно, в будущем собрать коллекцию черепицы, которая производилась в разных странах мира. Пока есть над чем работать и в нашей Днепропетровской области. Всему свое время.

— На старой черепице можно встретить разнообразные цифры или слова. Что они означают?

— Практически на каждой черепице, которой — более ста лет, находится клеймо, по нему можно изучать историю. На нем указан населенный пункт, где располагался завод, фамилия производителя, а это — очень ценная информация для историков и краеведов.

— Чем Вы еще занимаетесь по жизни?

— Развитием внутреннего туризма в Украине. Я — руководитель общества «Марганец Туристический», которое было создано в 2015 году. С этого момента приходится работать фактически 24 часа в сутки. Я рад, что в Украине сейчас начинает развиваться туризм. Думаю, это позволит сохранить исторические и природные объекты. В нашей стране становится все больше краеведов, людей, прославляющих историю родного края, например: Олег Фельдман, Владимир Казаков, Ольга Филь, Николай Чабан, Владимир Коцаренко и многие другие.

Татьяна Сиденко,

фото из архива Марьяна Корбута