В центре Днепра сохранились старые доходные дома (Фото)

В середине XIX века на тихих улицах Екатеринослава (Днепра), прилегающих к городскому центру, стояли дворянские усадьбы и особняки. Магазинов и лавок тут, как правило, не было. Купцы жили в торговой части города, занимая верхние этажи своих магазинов. Директора предприятий жили на городских окраинах, в особняках построенных при своих заводах и фабриках, поблизости которых селился и рабочий люд. Доходных домов, в которых квартиры сдавались внаем, тогда не было. Рассказывает сообщество «Екатеринославъ — Днепропетровск».

К концу столетия картина резко изменилась. Промышленный, торговый, политический и культурный центр, каким стал Екатеринослав в конце XIX — начале ХХ века, как магнит притягивал людей. Невероятный приток новоселов вызвал усиленное строительство жилья, и в 1890-х годах наступила «строительная горячка». Строительство доходных домов, предназначенных для сдачи в аренду жилья, было очень прибыльным делом. Как тогда говорили: «Выгоднее иметь доходный дом в городе, чем железный рудник на Криворожье».

Большинство жителей города своего жилья не имели и были вынуждены снимать квартиры и комнаты. Почти 80% площади в жилых строениях, которых к 1910 году в Екатеринославе насчитывалось 5280, занимали квартиры. Остальные сдавались в аренду конторам, мастерским, ресторанам, магазинам, трактирам и т.д. Основную массу городских построек составляли жилые здания — обывательские и доходные дома. Обывательские дома были собственностью проживающих в них семей ремесленников, мещан, торговцев, разночинцев, мелких чиновников.

Рост города способствовал росту благосостояния купцов, лавочников, чиновников, промышленников, банкиров и собственников земельных участков. Владельцы строили на участках дома, где как правило, первый этаж занимали магазины или конторы, а верхние этажи отводились под квартиры. В своем развитии доходные дома претерпевали значительные изменения. Сохраняя свой тип, они отличались меняющимся в зависимости от моды декором фасадов, возрастающей этажностью и объемом заселяемой площади.

В начале ХХ века появились доходные дома, занимающие целые кварталы в центральной части города. Одним из таких был дом, принадлежащий дворянину Мизко, на углу Полицейской (Шевченко) и Казанской (Михаила Грушевского (до недавнего времени К. Либкнехта) улиц (ул. Шевченко 59). Помещения здесь в разное время арендовали училища, гимназии, магазины, различные конторы, учреждения, клубы. Значительную часть дома занимали и квартиры состоятельных горожан.

Рекламные страницы местных газет пестрили объявлениями о сдаче квартир. Цены на них разнились в зависимости от месторасположения и качества жилья. Особенно дорогими были так называемые «барские» квартиры, состоящие минимум из 6 комнат. Это были квартиры с отоплением и всеми удобствами в домах расположенных в Соборной части города. В 1914 году такая квартира из 6 комнат по улице Поля (сейчас Ивана Акинфиева (до недавнего времени Фучика), сдавалась за 1300 рублей в год. На Пушкинском проспекте можно было снять квартиру в 4 комнаты с кухней за 540 рублей в год, а на Лагерной (пр. Гагарина) улице 3 комнаты с кухней стоили 190 рублей в год.

Около половины квартир в доходных домах состояли из 3-5 комнат. Строительными нормативами рекомендовалось иметь переднюю, кабинет отца семейства, зал или гостиную, столовую (в больших небогатых семьях, особенно имеющих девиц на выданье, столовая служила одновременно и гостиной с фортепиано для вечеринок молодежи), спальню, детскую (разнополые дети, вышедшие из младенческого возраста, жили в разных комнатах). Для зажиточных семейств предполагались еще комнаты для гувернантки и прислуги, и кухня с кладовой. Кухарка проживала на кухне, ночуя на расстеленном тюфяке. Общая площадь такой квартиры составляла приблизительно 270 квадратных метров с годовой оплатой 750 рублей (без дров и освещения).

Большое количество квартир в доходных домах были однокомнатными и состояли только из прихожей и комнаты. В таких квартирах проживали холостяки с «человеком», спавшим в прихожей на тюфяке, который заботился об отоплении, порядке, платье хозяина и приносил ему обед из ближайшей кухмистерской. Окна этих убогих жилищ, как правило, смотрели во двор, из-за чего в помещении не хватало дневного света. Для несостоятельных жильцов в домах имелись и квартиры с одной большой кухней и десятком комнат, которые домовладелец сдавал по «углам» (комнатам).

Планировка квартир в доходных домах не была типовой. Барские квартиры могли иметь и до 20 комнат. В них были две гостиные, большая и малая столовые, чайная комната, курительная, гардеробная, будуары, комнаты для гостей, гувернеров, нянь и т.д. Для прислуги предназначалось три комнаты, отделенные от господских покоев коридорчиком, который примыкал к кухне.

По улице Андрея Фабра, 15 (в старину Садовой (до недавнего времени Серова), сохранился доходный дом Андриевских, в котором было до 40 квартир от двух до семи комнат с кухнями. Самые дорогие квартиры — 7-комнатные на 1, 2 и 3-м этажах — по 1500 рублей в год, 6-комнатные — по 1350 рублей, 4-комнатные по 800 рублей, 2-комнатные — по 360 рублей в год. При найме квартир в доме оговаривались условия проживания. К каждой квартире имелся сарай и шкаф в подвале. Отопление входило в стоимость и жильцам гарантировалась температура не ниже +20 в квартире и +15 на парадной лестнице, при температуре на улице -20. Для стирки белья каждой квартире выделялось 2 дня в прачечной дома, а для сушки — 1 неделя в месяц в специальном помещении на чердаке. Черные лестницы освещались до 22 часов, парадные — до 23 часов. В каждом подъезде был швейцар. В стоимость входило 1000 ведер воды в месяц. Посыльные, курьеры, мастера, прислуга должны были пользоваться только черной лестницей. Запрещалось брать квартирантов, мыть паркет водой.

Но таких доходных домов как дом Андриевских было немного. Коммунальные службы большинства домов были развиты слабо. Хотя водопровод появился в городе еще в 1869 году, к концу XIX века в большинстве домов он отсутствовал. Вода в квартиры поднималась по черным лестницам кухарками, дворниками, кучерами и прочим черным людом. Для удовлетворения суточных нужд одного жильца в среднем требовалось от 5 до 15 ведер воды. Но гораздо более тяжелой проблемой было удаление из квартир грязной воды и отходов жизнедеятельности человека. Канализация появилась в Екатеринославе только в 1914 году. Поэтому, некоторые домовладельцы находили выход в том, что «контрабандным» способом присоединяли домовую канализацию к уличным водосточным трубам. Туалетные помещения в домах располагались в кабинках на черных лестницах. Поскольку такие кабинки редко бывали теплыми, жильцы предпочитали обходиться посудой, называемой «ночной вазой».

Головной болью жителей доходного дома было отопление. Пароводяное отопление появилось в конце XIX века, но такой роскошью были обустроены лишь единичные дома, так как для него нужна была домовая котельная. Печное отопление дровами или углем сохранялось в домах в центре города вплоть до середины ХХ века. Обогрев квартиры зачастую стоил дороже ее годовой оплаты. Поэтому, ежедневно отапливались далеко не все комнаты, да и старые печи были столь хороши, что держали тепло по двое суток.

Колоритно выглядели дворы доходных домов. В приличных домах во дворе было два ледника — один для хранения марочных вин, другой — для битой птицы и прочей снеди. Заготовка и хранение льда происходила в зимнее время и проблем не составляла. Во дворах располагались конюшни, каретники и сенники. В большом количестве дворы населяли кошки и собаки. Собаки исправно несли свою службу при ночных дворниках, а кошки гоняли крыс и мышей. И хотя сегодня вопросы борьбы с грызунами решаются несколько иными методами, но все же есть что-то общее между дворами Екатеринослава начала ХХ века, и Днепра XXI века.

Подготовлено сообществом
«Екатеринославъ — Днепропетровск»
по материалам краеведа и историка
Валентины Лазебник