Что имеем — не храним: Днепр окончательно лишился уникального исторического здания (Фото)

Проходя по улице Короленко в Днепре, невольно обращаешь внимание на очередную стройплощадку. До недавнего времени на этом месте высились «останки» исторического памятника архитектуры — больницы Красного Креста и церкви, входящей в комплекс зданий. Вместо того, чтобы восстановить памятку, ее планомерно уничтожали абсолютным бездействием… Как, впрочем, и другие уникальные сооружения, доставшиеся нам по наследству и никому не нужные.

Забытый ­гений

Говоря о больничном комплексе, нельзя обойти вниманием автора проекта, который в целом придал облику нашего города особые черты и был забыт — Георгия Панафутина. По словам кандидата исторических наук, заведующего отделом Днепропетровского национального исторического музея им. Д. И. Яворницкого Максима Кавуна, Днепр во все времена славился высоким уровнем архитектурной школы. За последние 200 лет здесь творили многие замечательные зодчие, и Панафутин — один из них.

Основным профилем его деятельности было железнодорожное строительство, но вскоре в полный голос  проявил себя интерес к архитектуре. В Екатеринослав Георгий Иванович приехал в 1898 году: первое время работал по профильной специальности, но с 1901 года уже читал курс архитектуры и строительного искусства в Екатеринославском высшем горном училище (ныне Национальный технический университет «Днепровская политехника»). Преподавательскую деятельность успешно совмещал с работой в строительном отделе Екатеринославского губернского правления и частными заказами.  «Архитектурная карьера Панафутина началась с… постамента памятника А. С. Пушкину на перекрестке одно­именного проспекта и ул. Короткой (Чичерина, Надежды Алексеенко). Автором бронзового бюста поэта был известный скульптор И.Я. Гинц­бург. Панафутин создал проект постамента, который стал не просто подножием памятника. Скорее, бюст завершил архитектурную композицию. Пьедестал украшен двумя сложными фронтонами в неогреческом стиле — своеобразным маркером зодчего. Самое известное здание, спроектированное им, — Краевой историко-архео­логический музей им. Поля (Днепропетровский национальный исторический музей им. Д. И.  Яворницкого), — подчеркивает Максим Кавун. — В послевоенное время и в период реконструкции 70-х годов по непонятным причинам с фасадов здания исчезла большая часть архитектурного декора, но в целом люди и время пощадили этот символ «золотого века» Екатеринослава. Георгий Панафутин отдал нашему городу 22 года из своих 55 лет, жил в собст­венном особняке на ул. Полевой (пр. Кирова, Александра Поля), который не сохранился. Сейчас на этом месте жилой дом».

В стиле модерн

Быстрый рост населения Екатеринослава требовал расширения медицинской базы. Под влиянием общественности было принято решение о создании больницы Красного Креста. Инициатором строительства стал предводитель дворянства Екатеринославской губернии Николай Урусов, автором проекта, как уже упоминалось, — Георгий Панафутин. Под застройку выделили земельный участок на ул. Первозвановской (ныне — Короленко) выше ул. Базарной (Чкалова, Святослава Храброго). Как говорит историк, несмотря на то, что любимым архитектурным стилем Панафутина была неоклассика с элементами эклектики, больничный комплекс был решен в стиле модерн, и состоял из одноэтажного и трех двухэтажных зданий с остроконечными крышами и башенками. На фасадах из кирпича выложили эмблему Красного Креста. Больницу открыли в 1910 году, в ее состав входили: амбулатория, хирургический стационар на 30 коек и терапевтическое отделение  — на 20. Также при больнице находились аптека, квартиры для медперсонала и амбулатория, в которой проводились консультации и консилиумы с участием профильных специалистов. Не­имущие обслуживались бесплатно. Во время Первой мировой войны больница Красного Креста была перепрофилирована в главный военный госпиталь, рассчитанный на 200 коек, который в январе 1915 года посетил император Николай ІІ, прибывший в Екатеринослав, чтобы выяснить, могут ли местные металлургические заводы помочь фронту.

Без куполов

Персонал госпиталя самоотверженно помогал больным и раненым, поступающим с фронта. Многие погибли, не дождавшись окончания войны, и князь Урусов выступил с инициативой о постройке храма — памятника всем павшим на поле брани. В своем воззвании он писал: «Для увековечения благоговейной памяти… наших героев члены Екатерино­славского местного управления общества Красного Креста решили создать при больнице… церковь — памятник. По своему виду и внутренней отделке она будет представлять собой точную… копию храма старого Запорожского и тем самым напоминать… далеких героев — рыцарей нашего края, запорожских казаков с их славной Сечью…». Идею строительства «запорожской церкви» предложил Дмитрий Яворницкий. После открытия больничного комплекса Союз русских рабочих подарил Красному Кресту участок земли, находящийся «по соседству» на той же ул. Первозвановской. Именно здесь в 1915 — 1916 годах по проекту архитектора П. Голубовского и благодаря щедрым пожертвованиям велось строительство храма, которому не суждено было завершиться из-за событий 1917 года, отсутствия рабочих рук и стройматериалов. Судьба Николая Урусова сложилась трагически: он был арестован и осенью 1918 года убит в Пятигорске вместе с другими заложниками…

Время перемен

В последующие годы оба «детища» Урусова изменили не только статус, но и облик. В 1918 году госпиталь закрыли, но больница Красного Креста работала до начала 20-х — пока не была реорганизована в больницу Рабмеда №1. В 1934 — 1936 годы к главному корпусу, выходящему на ул. Короленко, пристроили еще один этаж. В период оккупации больница выполняла функции немецкого госпиталя; после освобождения Днепропетровска — эвакогоспиталя, а с июля 1945 года вернула довоенный статус городской клинической больницы и вскоре стала школой передового опыта республиканского значения. В середине 90-х  больничные здания начали проседать: главный корпус буквально трещал по швам. Его признали аварийным, что повлияло на судьбу всего комплекса, имеющего с 1996 года официальный статус памятника архитектуры местного значения. «Хотел бы отметить, что хорошо сохранившееся угловое здание, особенно привлекательное в плане архитектуры, при желании можно было восстановить, но в 2012 году вследствие инспирированного пожара оно тоже начало разрушаться. С 2013 по 2016 год обрушилась центральная часть бывшего главного корпуса, затем его же половина и задние стены двух других корпусов. Весь комплекс зданий был закрыт, огорожен, а в 2018 году постановлением суда лишен статуса памятника. После этого группы людей, независимо от времени суток, начали разбирать его на кирпичи», — говорит Максим Кавун. А что же церковь?.. В середине 30-х здание было перестроено под размещение автогенного, далее сварочно-механического техникума. Как культовый объект  использовалось лишь в 1941 — 1943 годах и долгое время стояло задрапированным сеткой.

Весной 2019 года Днепр окончательно лишился исторической постройки: руины больничного комплекса были полностью расчищены. В конце ­осени снесли и храм. «Это вопиющая ситуация даже для нашего города с его варварским отношением к памятникам, — констатирует историк. — В конечном итоге, будем изучать свое архитектурное прошлое по фотографиям». Возразить нечего…

Полина Дмитриева, фото из открытых источников