На Днепропетровщине рассказали об иконах, которые пострадали от рук людей

Никопольский художник Марк Продан уже 50 лет занимается изучением православных канонических икон и их реставрацией. За это время у него собралась коллекция икон, которые пострадали от рук людей. Эти молчаливые лики святых — красноречивый рассказ о бездуховности, о том, до чего может опуститься человек, свернувший с пути праведного.

ГОВОРЯЩИЕ ЛИКИ 

Марк Продан — известный никопольский художник, который работает в разных техниках. Основная тематика его работ — родной город и природа Никопольского края. Он провел 30 персональных выставок в Никополе и других регионах Украины. В творческом арсенале Марка Дмитриевича — три тысячи картин, две тысячи из которых — иконы. Кроме авторских работ, он реставрирует старые изображения. Так постепенно собралась коллекция икон-«мучениц», изуродованных людьми, или, если сказать точнее, нелюдями.

— 50 лет я изучаю и реставрирую иконы,- рассказывает Марк Продан, — побывал во многих храмах, монастырях. Как-то раз, реставрируя одну старинную икону, я вдруг почувствовал, что надо показать людям весь трагизм проявления кощунства над святыми образами. Так родилась идея издать книгу «Иконы-мученицы», которая увидела свет в этом году. Само название говорит о том, что у каждой ее «героини» была грустная история жизни. Я решил не реставрировать эти иконы. Пусть они своим видом напоминают о злодеяниях людей с помраченным рассудком.

Вот, к примеру, старинная икона Спасителя. Ее нашли в траве, на меже между двумя огородами. Она была разломана на две половинки и испорчена червоточиной. Кто-то выбросил ее за ненадобностью, а ведь этого делать нельзя. Наши предки уважительно относились к святым образам. При пожаре иконы первыми выносили из дома, за большие деньги выкупали из плена. Старые, выцветшие закапывали в землю или пускали по воде. Икона — это умозрение в красках, в ней заложена духовная суть, и что можно сказать о людях, которые позволяют себе относиться пренебрежительно и даже жестоко к святым образам?

Икону Пресвятой Богородицы Одигит­рия (ХІХ век) и икону Пресвятая Боголюбская Богородица (ХVIII век) жительница села Великая Знаменка (Запорожская область) использовала в курятнике в качестве насеста для куриц. Доску, на которой изображен Походный иконостас (XIX век), использовали как крышку на бочку с квашеной капустой. А вот монументальная живопись «Спас на престоле» (XX век) и икона Пресвятой Богородицы (ХХ век) служили мостиком через канаву, чтобы перевозить на тачках строительный материал во время ремонта Трапезной церкви Киево-Печерской лавры. Строители из Никополя, которые участвовали в ремонте, увидев эти «доски», заменили их щитами, а иконы привезли в родной город для реставрации.

Икону «Неопалимая купина» (XVII век) безжалостно швырнули в костер, она обгорела по краям, но из огня ее успела вытащить верующая пожилая женщина.

Месяцеслов (XIX век) был изготовлен известными Мстерскими мастерами. Все образы святых написаны высокопрофессиональным иконописцем, но, к сожалению, их лица соскоблены ножом. Икона «Вход Господний в Иерусалим» (XVIII век) использовалась в качестве кухонной доски. На ней видны остатки засохших продуктов, из которых готовили еду. Еще одну икону использовали как подставку для утюга, и с ее тыльной стороны остался обугленный отпечаток.

пули в образе

Есть в коллекции Марка Продана и расстрелянная икона. Ее история такова. К Марку Дмитриевичу обратилась жительница села Большая Знаменка (район Ильинки) с просьбой отреставрировать образ. В этой местности в царское время была построена красивая церковь, посвященная пророку Илье. В 20-х годах прошлого столетия ее взорвали, остался лишь фундамент. Сейчас там пасутся козы. Случайно женщине посчастливилось выменять икону «Всем скорбящим Пресвятая Богородица», которая находилась в церкви и пострадала во время взрыва.

— В Великую Отечественную войну, в 1942 году, в доме у этой женщины квартировал немецкий офицер, — рассказывает Марк Продан. — К нему часто приходили сослуживцы и пьянствовали. Однажды, во время очередной попойки, пьяные офицеры начали упражняться в стрельбе из пистолетов, выбрав икону в качестве мишени.

Когда я осмотрел ее, в ней оказалось 18 пулевых отверстий. Две пули застряли в кипарисовой доске, на которой написана икона. Одну из пуль видно и сегодня.

Во времена атеизма святые лики, как священнослужители и верующие, попали в опалу. Иконы сжигали на кострах, выбрасывали на свалку или применяли в хозяйстве. Из них делали ступеньки для лестниц, забивали ими окна, а большие использовали как двери для сараев. Умышленно портить или использовать не по назначению иконы — большой грех, за который человек неизбежно будет наказан.

— У нас в храме тоже есть икона-«мученица», — говорит настоятель Крестовоздвиженского храма, протоиерей Игорь Мельников. — Она не испорчена выстрелами, ножом или огнем, но судьба ее также трагична. Когда на Лапинке в 30-х годах разрушали один из храмов Никополя, активное участие в этом принимали учителя школы, которая находилась по соседству. Семья учителей забрала домой одну большую икону Святителя Николая и нашла ей такое применение: она стала задней стенкой туалета, который был на улице. Так вот. Хозяин дома умер на следующий день после того, как это сделал, а его жена и дети постоянно болели и прожили нелегкую жизнь. Икону вернули в храм наследники уже после смерти хозяйки. Я не буду комментировать эту реальную историю, из нее и так все понятно.

Если люди сворачивают с духовного пути, то они из человека разумного превращаются в примитивное животное, и их действия не поддаются объяснению, потому что лишены всякого здравого смысла. Хочется верить: фото­графии и трагические истории святых образов, собранные в книге «Иконы-мученицы», разбудят в сердцах людей стыд и реанимируют совесть.

Елена ЩЕРБОВА,

фото автора