Первозданную историю необычного дома в Днепре хранят только фотографии

Доходный дом Миренбурга на Воскресенской улице Днепра скрывают свою необычную историю. Сейчас, глядя на неаккуратную и неприглядную коробку этого большого дома на углу улиц Воскресенской в Днепре (до недавнего времени ул. Ленина) и Мечникова, трудно представить, что когда-то это был один из красивейших и оригинальнейших домов нашего города. Сегодня об этом напоминают лишь немногочисленные старые фотографии. Рассказывает Екатеринославъ – Днепропетровск.

Участок, расположенный на углу Воскресенской и Тихой (Мечникова) улиц, возник в 1790-х годах. Вскоре здесь появился и первый дом. Однако, возникновение его прошло незаметно, как, собственно, и всё его дальнейшее существование на протяжении века с лишним. Причины столь продолжительной неизвестности заключаются в том, что, хотя дом и числился по Воскресенской улице, но стоял он на самом деле на берегу реки.

Рекой именовалась так называемая Рыбаковская канава, которая вытекала из одноимённой балки (до недавнего времени ул. Войцеховича (сейчас ул. Николая Руденко). Рыбаковская канава доставляла немало хлопот и городским властям и домовладельцам прилегающих кварталов. Обладающая извилистым руслом и тяжёлым норовом, эта река не раз бурно разливалась (особенно во время сильных ливней), подмывала берега, смывая деревья, заборы, сараи, мосты, засоряла русло обломками и заливала окрестные низины. Русло её проходило непосредственно по Воскресенской улице, и если у перекрёстка с Екатерининским проспектом относительный порядок был наведен уже при губернаторе А.Я. Фабре, когда были выстроены первые мосты, то в отдалении от главной улицы всё оставалось практически в первобытном состоянии.

Ситуация резко изменилась на рубеже 1900 и 1910-х годов. Тогда городские власти решили полностью закрыть в коллекторы русло Рыбаковской канавы в тех местах, где она протекала по улицам. Естественно, что начать столь обширные работы решили с центральных улиц. Проект был реализован на удивление быстро, и в результате по Воскресенской улице появились привлекательные для строительства участки. Время тоже оказалось благоприятным. Город выходил из депрессии, и вложения в доходные дома вновь стали привлекательны. В июне 1908 года мещанин И. Штельбейн (судя по всему, он владел домом как минимум на протяжении 20 лет) продал свой дом крестьянину К. Горелышеву. А уже в ноябре того же года Горелышев продал участок купцу Э. Миренбургу.

Уже в 1910 году на участке стоял громадный доходный дом, который имел три этажа, мансарду и обширные подвалы. Владелец воспользовался даже близостью бывшей реки, устроив в доме станцию биологической очистки сточных вод. В доме размещалось 5 магазинов и 6 громадных шестикомнатных квартир. Кроме того, отдельный блок в 18 помещений с собственным парадным и лестницей занимала частная женская гимназия С. Юдкевич. Благодаря гимназии известна и точная дата окончания дома. Гимназия сообщила в газетах о смене адреса, указав и время, с которого она будет работать на новом месте — 15 августа 1910 года.

Здание выделялось не только размерами, но и внешним видом. Его автор — архитектор Дитрих Корнельевич Тиссен был приверженцем распространенного в Германии стилевого направления, которое сочетало черты ренессанса и модерна. Подобная стилистика совершенно нехарактерна для Екатеринослава, и встречается только в творчестве Тиссена. При скупой отделке стен здание имело очень пышное завершение с несколькими фронтонами, сложной мансардной кровлей, крытой поливной черепицей, и великолепный купол, венчающий угловой эркер.

Дальнейшая судьба дома Миренбурга была не блестяща, но и далеко не трагична. Он практически не пострадал ни в гражданскую, ни в Вторую мировую войну. Более того, немцы даже его несколько подремонтировали. Но небрежное отношение к дому в последующие годы, а также длительное отсутствие капитального ремонта, давали о себе знать. И когда в 1970-е годы дом поставили на ремонт, то лучше бы его не делали. В погоне за дополнительной жилплощадью были полностью перепланированы квартиры, ликвидированы торговые помещения, а вместо мансарды возведён новый этаж. При перестройке исчезло почти всё, что делало этот дом уникальным. И неизвестно, дойдут ли у нас теперь руки до его восстановления.

 

Подготовлено сообществом
«Екатеринославъ Днепропетровск»
по материалам краеведа и историка
Валентина Старостина