Сергей Житниковский: «Нужно понять, как дерется герой»

Людей всегда манит танец, его чарующая сила, которая создает мир иллюзий. Каким он будет, зависит от хорео­графа-постановщика. Впечатлившись точностью движений героев украинского экшна-драмы «Правило боя», корреспондент «Вістей» пообщалась с актером и хореографом-постановщиком боевых сцен Сергеем Житниковским. Парень раскрыл секреты своей необычной профессии и поведал о хитростях работы с актерами перед камерой.

КРАСИВЫЙ ОБМАН

— Сергей, расскажите о профессии хореографа-постановщика боевых сцен. Какова специ­фика этой работы?

— Для Украины хореограф-постановщик боевых сцен — новое направление. Хотя у нас есть ребята, которые участ­вуют в различных американских проектах. Насколько я знаю, в съемках фильма «300 спартанцев» не обошлось без нас (улыбается). Всегда радуюсь, когда узнаю подобные новости. Быть хореографом-постановщиком боевых сцен — это не просто подошел, показал последовательность движений в драке и все. Сначала нужно ознакомиться со сценарием, чтобы понять, почему герой дерется именно так, а не иначе. Поскольку я сам актер, то знаю, насколько важно понять характер персонажа и отобразить его максимально точно даже в том, как он наносит удары. Другими словами, мне нужно передать актеру техническую базу, а потом поставить танец.

— Как Вы пришли к такой хорео­графии? Какими видами спорта занимались?

— Я — практик бое­вых искусств. С 7 лет серьезно занимаюсь спортом, в базе — каратэ, корейские виды айкидо, китайские виды ушу. Плюс общение с опытными ма­стерами, которые лично знали Брюса Ли. Кстати, боевыми искусствами я заинтересовался благодаря кино. Потом, когда работал в Москве с актером и продюсером Сергеем Бадюком, он устроил мне встречу с режиссером Эльдаром Салаватовым, известным своими работами «Мамы», «Антикиллер», «ПираМММида». Тот предложил мне работу в своем проекте «УГРОза: Трепалов и Кошелек». Это был мой первый опыт в качестве хореографа-постановщика. До этого были и посещение школ театрального мастерства, и работа с казахской командой профессионалов, которые сотрудничают с голливудскими проектами. Мне хочется делать работу качественно, для этого нужны знания. Однако, перенимая чей-то опыт, стараюсь выработать свой почерк.

— Занимались ли Вы танцами? И вообще, нужны ли постановщику боевых сцен ­подобные навыки?

— Я довольно серь­езно занимался ­брейк-дансом, даже выступал на «Сникерс Урбании» в Ялте. Тогда у меня была своя команда, мы с ними учас­вовали в разных батлах. Я и акробатикой занимался. В принципе, двигаться хорошо — важно, как и чувствовать ритм. На самом деле, бой сложно снимать на камеру. Если посмотреть на эту работу непосредственно на съемочной площадке, может показаться, что герои ведут себя неправдоподобно. Однако, включив видео, этот же человек подумает: «Как круто!». К примеру, большинство сцен в фильме «Правило боя» отсняты полумягкими ударами. Но они отыграны так, что у зрителя создается впечатление, будто герою реально «влетело». Все потому, что боевые сцены — красивый обман.

ПРИВИЗЫ ДЛЯ ГОЛЛИВУДА

— Сергей, в картине «Правило боя» затронута тема боев без правил. Как Вы относитесь к таким встречам соперников?

— В 2000-х у меня был подобный опыт выступлений. Я тогда еще по рукопашке, каратэ и боевому самбо выступал. На данный момент хорошо отношусь к боям без правил. Сегодня — это бизнес, ребят вывели на более красивый уровень, они стараются биться эффект­но. Я считаю, что каждый выбирает свой путь: кому-то нравится драться, а кому-то — заниматься культуризмом. Одни любят наносить удары, другие — красоваться. В общем, я — фанат всяческих боев, а еще люблю смотреть хорошие фильмы, с качественной постановкой подобных сцен. Один из последних — «Великая красота» итальянского режиссера Паоло Соррентино.

— Расскажите о своем сотрудничестве с Голливудом. Каким образом делали постановку для Джейсона Стейтема в фильме «Шальная карта»?

— В Лос-Анджелесе у меня есть агент. Он мне сообщает о заказах и я делаю привизы (видеочерновики бое­вых сцен, — Прим.авт.). Мне присылают часть сценария со сценой драки. Я внимательно читаю и предлагаю свой вариант такого эпизода. Если он устраивает заказчика, у меня его покупают, как правило, без права выкупа. Таким образом, недавно мои друзья продали привиз для нового проекта Тарантино. Или, например, знае­те, что в «Дедпуле» в маске бегал и прыгал парень из Ялты?!

Я — СИТО

— Работу с украинскими актерами Вы начали с тренировок. Это Ваша идея?

— Подойти к съемкам фильма серьезно — выбор режиссера. И мне это очень понравилось, так как до этого таким же образом работал с Алексеем Чадовым перед съемками «Молота». Когда сказали, что здесь та же история: мне нужно играть и работать с ребятами, обрадовался. Во-первых, тому, что могу каждого прочувствовать и помочь на площадке. Во-вторых, это возможность узнать их сильные и слабые стороны, а значит, я смогу показать лучшие удары и движения героя. Поэтому круто, что около двух месяцев Женя Галич, Влад Никитюк, Паша Ли и Дима Ступка регулярно посещали занятия со мной. Для меня это была приятная работа. Хотелось бы, чтобы каждый проект, который снимают в Украине, начинали такой грамотной подготовкой.

— Занятия восточными единоборствами — целая философия. Передаете ли Вы ее тем, с кем тренируетесь для съемок?

— Актерам это не нужно, ведь так я могу перегрузить их роли. Поэтому не рассказываю, что «лучший бой — тот, который не начался», «уходить от боя нужно любыми способами» или «будь, как вода» и много других мудростей в том же духе. Людям, которые хотят со мной заниматься отдельно, я могу донести это до сознания. А еще люблю повторять и читателям хочу сказать: не создавайте себе кумиров. Старайтесь протоптать свой путь в жизни. Ко всему относитесь следующим образом: я — сито. И просеивайте все. Только так вы отыщите свою дорогу.

ДАРЬЯ МИРОШНИЧЕНКО, ФОТО ИЗ АРХИВА СЕРГЕЯ ЖИТНИКОВСКОГО

Добавить комментарий