EPSON scanner image

В Днепре хотят реализовать уникальный проект

Среди посетителей музеев — люди разного возраста, пола и профессий. Их объединяет желание приобщиться к красоте, узнать секреты творчества известных и начинающих художников, скульпторов, поэтов, писателей, в общем, — всех, кто свыше наделен особым талантом и пониманием окружающего мира. Но есть среди посетителей и те, чье восприятие ограничено: кто-то не слышит или не видит, кто-то лишен возможности подняться по музейным ступенькам и пройтись по залам. Сот­рудники Днепропетровского художественного музея решили изменить ситуацию и поделились своими соображениями с корреспондентом «Вістей».

Программа ­минимум

По словам старшего научного сотрудника музея Людмилы Гайды, проблема в том, что люди с инвалидностью долгое время были вычеркнуты из жизни общества.

«Сейчас эта тема крайне актуальна. По украинскому законодательству места хранения культурного наследия должны быть доступны для всех. В начале 2018 года мы, в рамках программы «Культурная столица»,  получили стипендию городского головы на реализацию этого направления. Кроме того, появилась возможность получения гранта в рамках всеукраинского тренинга «Культ и культура. Школа музейной компетенции». Второй этап проходил в Днепре, и результатом нашего участия является предложение написать проект по этой теме. Его реализация стала возможной, благодаря сотрудничеству с Гете­Институтом (Goethe Institut), Украинским центром развития музейного дела, Украинским институтом национальной памяти и при поддержке Федерального министерства иностранных дел Германии, — говорит Людмила Гайда. — Наша программа-минимум — это люди слабовидящие и незрячие. Чтобы знать, каким образом сделать музейную экспозицию «видимой» для них и понадобилось обучение. Мы сразу же связались с областной организацией УТОС и первое занятие, в рамках тренинга, провела инструктор, являющаяся ее членом.

Она рассказала о диагнозах, приводящих к инвалидности по зрению. Оказывается, «тотально» незрячих меньше всего. Они родились такими и это самая сложная группа: невозможно представить то, что никогда не видел. Цвет, форма, объем воспринимаются ими на уровне философских понятий. Тем, кто потерял зрение со временем, проще: видимое осталось в памяти. Важно, что  в масштабах государства, наконец, пришли к мнению о том, что  люди с инвалидностью не должны существовать отдельно от общества. Поэтому мы и взялись за проект».

Опробовали на себе

Не секрет, что наиболее яркие впечатления остаются после ощущения себя в «шкуре» тех, кто имеет проблемы — в данном случае со зрением. Сотрудники художественного музея получили такую возможность: надели на глаза повязки и попытались на  ощупь распознать изображения на детских контурных картинках и фактуру различных предметов. Первый опыт закрепили, посетив киевский музей «Три после полуночи».

«Нас завели в темную комнату и предложили в кромешной тьме проделать все то, что мы делаем в своей повседневной жизни. Зайти в подъезд, проверить содержимое почтовых ящиков, открыть дверь в квартиру, найти в ней какие-то вещи, налить воды… Мы даже с мячом поиграли, правда, он был звуковым. Затем отправились на прогулку, перешли перекресток, прислушиваясь к уличному шуму. Выпили кофе из автомата: предварительно нужно было найти деньги и подождать, пока он нальется в стаканы, — продолжает свой рассказ Людмила Гайда. — Еще мы прогулялись «на природу» по веревочному мостику над рекой, ощутили воду, мягкую, влажную траву.  Пространство, в котором мы находились, было создано искусственно, но максимально реалистично. К слову, я «заблудилась».

Чтобы вернуться обратно, потребовалась помощь незрячего экскурсовода… Главным потрясением было понимание того, что после окончания экскурсии я выйду из комнаты, все и всех увижу, а этот человек — нет. После испытания бытом нас повели на «опознание» архитектурных шедевров, представленных в одной из музейных экспозиций. Это было сложно: я узнала Эйфелеву башню и после подсказки — Великую китайскую стену. А Пизанскую башню и статую Свободы, несмотря на характерную «корону», узнать не смогла. Таким образом, мы получили личный опыт неведомых ранее ощущений».

«Видимый» музей

Всем известно, что посетителям музея запрещено прикасаться к картинам, скульптурам и прочим экспонатам. Тем не менее, возможность сделать Днепропетровский художественный музей «видимым» для людей, познающих мир на ощупь, есть — и не одна. В качестве примера авторы проекта приводят наработки коллег из Харькова и Киева.

Сотрудники музея харьковского УВК им. Короленко, в котором «особенных» детей из всей Украины обучают свободно ориентироваться в пространстве и полностью себя обслуживать, получили грант в рамках первого этапа тренинга «Культ и культура. Школа музейной компетенции». Благодаря этому, создали для музейщиков методическое пособие по работе с посетителями, имеющими инвалидность по зрению. В нем было предложено «включить» другие органы чувств и аудиосопровождение.

«Именно по этому пути пошли в Харьковском художественном музее. Создали аудиогид, текст к которому был написан по правилам тифлокомментирования (tiflo — слепой), то — есть, описания словами пространства, предметов, находящихся в нем, и действий, — подчеркивает Людмила Гайда. — Будучи в Киеве, мы посетили музейный комплекс «Художественный Арсенал». В нем есть объемные копии картин известных украинских авторов, к которым можно прикасаться. В них исключены мелкие детали — так легче «видеть» руками. Абсолютно все экспонаты подписаны шрифтом Брайля. В наших дальнейших планах — продолжить обучение. Кроме того, создать с помощью художников и скульпторов объемные копии 5 — 6 собственных музейных «жемчужин». Одна стоит не менее  20 тыс. грн, поэтому придется обращаться за помощью к меценатам. Все экскурсии теперь будут разрабатываться с учетом полученных знаний, но без разделения на посетителей «особенных» и обычных. Это — очень важный момент, на который мы обратили внимание.

Во-первых, потому, что люди с инвалидностью хотят быть, «как все». Во-вторых, подавая больше информации для них, мы то же самое делаем для других».

Полина Дмитриева

фото из архива Александра Ярошенко