В Днепре завершается реконструкция памятника архитектуры национального значения

В Днепре завершается реконструкция одного из старейших зданий, которое является памятником архитектуры национального значения, — Екатеринославской казенной суконной фабрики. В этом году предприятию, оказавшему огромное влияние на развитие нашего города и края, исполнилось 227 лет. Хочется надеяться, что после окончания всех работ его «жизнь» будет достойна статуса.

СПАСИБО КНЯЗЮ ЗА ИДЕЮ

Строительство первого промышленного предприятия Екатеринослава инициировал губернатор края, князь Григорий Потемкин-Таврический. Главной причиной было географическое положение города, основанного вблизи днепровских порогов, которые лишали его возможности стать важным торговым центром. Появление подобного предприятия способствовало созданию промышленно-экономической основы развития Екатеринослава.

суконная фабрика_Днепр

«Еще в апреле 1781 года Потемкин писал: «Всякое новое заведение, особливо в крае, никаких еще мастеров не имеющем, требует со стороны казенной поощрения и помощи…». В «Начертании города Екатеринослава» от 6 (17) октября 1786 года, фактически, — программе его развития, написанной Г.А. Потемкиным, в списке первоочередных объектов фигурируют Преображенский собор, дом губернатора, университет и Фабрики суконная и шелковая, — рассказывает кандидат исторических наук, заведующий отделом Днепропетровского Национального исторического музея им. Д. И. Яворницкого Максим Кавун. — Для начала он предложил основать в разных местах несколько предприятий, после этого — перевести их в Екатеринослав и обустроить на новом месте. Первой по замыслу князя должна была «переехать» Ямбургская суконная фабрика. В 1786 году им была основана фабрика под названием «Екатеринославская» в местечке Дубровна Могилевской губернии, которую также следовало перевести. Основой для шелково-чулочной фабрики послужило предприятие в подмосковном селе Купавна, приобретенное у графа Сергея Ягужинского. В сентябре 1786 года Григорий Потемкин написал императрице Екатерине ІІ докладную записку, в которой обосновал необходимость в екатеринославских фаб­риках, как «столь для того места пристойных… и нужных», принимая во внимание, что «полуденные места Империи… изобилуют руноносным скотом почти больше, нежели вся Европа вместе» и «прежде десяти лет шелку будет как пеньки».

А еще предусматривал, что «на сей фабрике приниматься будут ученики от дворян, чрез что разойдется сие ремесло по всему государству».

ВОПРЕКИ МИФУ

К сожалению, князю не удалось полностью реализовать свои замыслы ни в отношении фабрик, ни, в целом, Екатеринослава. До момента его смерти 5 октября 1791 года успели лишь избрать место под строительство и определить объемы работ.

«В рескрипте (личном письме, высочайшем повелении. — Прим. автора) Екатерины ІІ от 14 мая 1792 года указано, что «Екатеринославские» фабрики уже существовали: суконная — в Дубровне, «шелковых материй» — в Купавне и «чулошная» — в Новых Кайдаках. Тем же рескриптом было приказано перевести и обустроить фабрики «между Екатеринославля и Кайдак». При этом было указано отпустить на все фабрики, «некотораго уже степени совершенства достигшия», 326 458 рублей, — отмечает историк. — В литературе бытует миф о том, что в Екатеринославе должны были основать 12 фабрик. В рескрипте указывалось 8 фабрик: суконная, часовая и позументная — из Дубровны, шелковая — из Купавны, чулочная — из Новых Кайдак и «новоустроенные» — ленточная, бумажная и свечная». Процесс создания предприятий затянулся на несколько лет. В степи, в нескольких верстах от холма, где был заложен Свято — Преображенский собор, началось строительство трех кирпичных корпусов суконной фабрики. После его завершения казна приобрела фабрики, названные Потемкиным, и по указу Екатерины ІІ перевела, наконец, в губернский город. Объединенные территориально и административно, они образовали большую мануфактуру, работавшую, прежде всего, на армию. «Виды и объемы продукции определялись заказами военного ведомства и адмиралтейства. До 1798 года суконная фабрика производила тонкое сукно, с 1798 года — простое солдатское, каразею (грубошерстную подкладочную ткань) и каламенку (цветную ткань), но с 1804 года производство тонкого сукна возобновили, — рассказывает Максим Кавун. — Екатеринославские фабрики работали на широкий рынок, включавший не только причерноморский регион, но и другие регионы империи».

РАБСКИЙ ТРУД

По словам историка, до перевода в Екатеринослав для работы на фабриках по найму набиралась лишь часть квалифицированных кадров, основными же работниками были приписные крестьяне, «прикрепленные» к предприятиям вместо уплаты подушной подати. Их присылали из Беларуси, Подмосковья и имения князя Потемкина в Литве. Литовцы с семьями осели на берегах реки Мокрая Сура, образовав Сурскую слободу, которая впоследствии стала селом Сурско-Литовское. В городе, к западу от комплекса фабрик с несколькими улицами, образовалась Фабричная слобода. Сегодня о ней напоминает единственная сохранившаяся улица Ивана Эзау (бывшая Булыгина). Остальную территорию в советское время «съели» промышленные предприятия. Условия труда на суконной фабрике были очень сложными. Приписные крестьяне подлежали трудовой повинности с 8 до 80-90 лет. Рабочий день длился не менее 15 часов, дома в городе были приспособлены только для жизни в летнее время. Ко всему, и заработную плату люди получали несвоевременно.

«Уже в 1820-х годах предприятие вплотную подошло к кризису. Прекратилось производство офицерского сукна, использование принудительного труда повышало себестоимость товаров, ухудшалось и положение работников. Результатом стала жалоба военному министру, поданная от имени «Общества мастеровых Екатеринославской казенной суконной фабрики», — подчеркивает Максим Кавун. — Проведенное обследование подтвердило нерентабельность предприятия, и 2 ноября 1835 года было принято решение о его закрытии. Строения и «народонаселение» передали Департаменту военных поселений. Лучшие работники с семьями «переместились» в Подмосковье для работы на Павловской казенной суконной фабрике, а приписные крестьяне Сурской слободы получили статус «государственных» с правом жить на государственных землях и платить подати в казну. Окончательно деятельность Екатеринославской мануфактуры прекратилась в 1837 году, после переработки всего сырья».

ОТ ТКАНЕЙ — К ХЛЕБУ

В период расцвета мануфактура занимала огромную территорию — приблизительно от ул. Столярова (в прошлом — Фабричной) до железнодорожного вокзала. Количество корпусов исчислялось десятками, но особенно выделялись три каменных, находящихся на красной линии дороги, соединявшей Екатеринослав и Новые Кайдаки: сейчас это красная линия пр. Яворницкого. В 1880 году, с началом строительства казенной железной дороги, заброшенные фабричные здания приспособили под управление Екатерининской железной дороги и провиантский магазин (военный склад провианта). Проходящая вдоль них улица сменила название с Лесопильной на Провиантскую (ныне Пастера). До наших дней уцелело лишь одно здание из трех, впечатляющее масштабом и фасадом с огромным портиком в 10 колонн — единственное в своем роде не только в Днепропетровской области, но и на юго-востоке Украины.

суконная фабрика_Днепр

После переезда управления на территории бывшей мануфактуры в 1926 году разместился Хлебозавод №1, «задержавшийся» здесь до момента передачи здания, уже в статусе памятника архитектуры национального значения, в 2000 году в частные руки. Был разработан проект реконструкции, но, едва начавшись, она «замерла». В течение многих лет знаковый исторический объект «смотрел» на проспект, жителей и гостей Днепра разрушающимся буквально на глазах фасадом. Вопреки профессиональным доводам историков и архитекторов его пытались «укрепить» гипсокартоном и пенопластом, что недопустимо для данной категории строений. Будущее здания было под большим вопросом…

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

С января 2019 года суконная фабрика день за днем приобретает облик, максимально приближенный к историческому. По словам автора нового проекта реконструкции Владимира Житникова, решение о ее проведении было принято после серьезных научных (библиографических и натурных) исследований. Одна из изюминок — освещение, «подчеркивающее» исторические неровности фасада, которые свидетельствуют о том, что это реальная постройка ХІХ века. После завершения всех работ здание будет использоваться в коммерческих целях.

ПОЛИНА ДМИТРИЕВА