Житель Днепропетровской области уже 15 лет дружит с пчелами

19 августа — профессиональный праздник пасечника. Его учредили летом 1997 года указом Президента Украины. Пчеловодство в нашей стране всегда было распространенным — чуть ли не в каждой усадьбе стояли ульи — и остается таковым: по некоторым подсчетам, каждая седьмая тонна меда, собранная сегодня в мире, — украинская. Если проехаться улицами села Сурско-Михайловка Солонянского района Днепропетровской области, то можно убедиться в любви наших соотечественников к этому занятию: во многих садах возле домов стоят ульи. У кого-то — несколько штук, у других — несколько десятков. «Вісті» расспросили местного фермера Сергея Карпова о том, чем увлекательно пчеловодство.

УНИКАЛЬНАЯ «МУХА»

— Сергей, как Вы стали пасечником?

— Это было 15 лет назад. Я работал в колхозе и как-то перевозил пасеку. Волей-неволей заинтересовался: что в ульях, как там все устроено? Потом спросил колхозного пасечника Вову, как бы мне завести себе пчел. А он в ответ: «Боишься ли ты укусов?» Говорю: «Все боятся». А он мне: «Это шприц, который впрыскивает экологически чистый яд. От него опухает место укуса, но он и лечит. При некоторых болезнях садят пчел на человека — только надо знать, куда, — они кусают и лечат». Я купил себе маску, приехал на пасеку, рассмотрел все. Потом Вова мне сделал отводок на 8 рамок. Поначалу я каждый день заглядывал в улей. А Вова мне сказал, что не чаще одного раза в неделю надо это делать, — мы же беспокоим пчел. Начал читать литературу, чтобы знать, как к пчеле подходить. Кусали. Больше всего жена насчитывала — 150 укусов на руках.

— Обошлось без последствий? Аллергии нет?

— Руки пухнут, и все. Из одной семьи я сделал две, три, в итоге дошел до 100 — это 100 ульев.

— Это же большой ­объем работы!

— Я тогда работал сутки через трое. И вот, сутки — на работе, трое — занимался пчелами. Сейчас у меня — до 30 семей. Много другой работы, и времени уже не хватает на пасеку. Пытался привлечь сына — не хочет. «Кусаются», — говорит. Дочка и жена тоже боятся.

— Но это, мне кажется, мужское занятие…

— Почему? У меня есть знакомые женщины-пчеловоды. И у нас в селе есть женщина, ей 70 лет, у нее — 4 улика. Ее муж был пчеловодом, а потом она начала заниматься пчелами.

САХАР=НЕКТАР?

— Чем это интересно?

— Ну как?! Пчела — это единственная на белом свете «муха», которая носит мед. Осы только берут мед, но не носят. Пчела живет всего 21 день и, в зависимости от возраста, выполняет определенную работу. Как только она вылупилась и совершила облет, вырабатывает воск и строит вощинные рамки. Потом начинает летать и носить мед. Летает до 5 км, но, чем дальше летит, тем меньше меда приносит. Поэтому пасеки надо ставить так, чтобы им было с чего брать мед. Есть, конечно, нерадивые пчеловоды, которые кормят пчел сахаром и говорят, что мед такой же получается, как с нектара. А как проверить мед на качество? Я всегда говорю: надо покупать мед у хороших пчеловодов.

— А как их определить?

— Они продают мед дома. На базаре можно встретить продавцов, у которых в любое время года есть и майский, и липовый мед. Но у меня вы сейчас спросите: есть ли майский, я вам скажу, что уже нет. Потому что мая, как такового, не было: вроде акация и цвела, но она не выделяла нектар, потому что было холодно. Пчелы и не принесли того, что должны были принести. В наших широтах мед качают 3-4 раза за сезон. Нужно и себе брать, и им оставлять. Но надо заставлять пчел работать. Как? В семье у них так: две рамки пыльцы, две рамки меда, две рамки — детвы (личинок, молодых пчел — Прим. ред.) и т. д. У них все выстроено. И тут я между детвой ставлю пустую рамку — для них это аврал: надо срочно туда или залить мед, или занести пыльцу, или заложить детву. Пчелы могут уходить из ульев…

— Почему?

— Когда они заносят все медом, им не остается места, где жить — и большая часть семьи уходит искать новое место жительства. Могут жить и в природе. Но в наши суровые зимы мало кто выживает. У меня пчелы никогда не улетали. Как-то был случай: открываю, вижу, что надо заняться ими, а времени не хватает. Что делаю? Беру пол­ведра опилок, высыпаю в семью, прямо на рамы, и закрываю. Для них — это нарушение порядка. Они выносят опилки, и у них уже не болит голова, что надо искать новый дом. Через два дня они вынесли все опилки, и я как раз освободился.

— Вы сами какой мед больше любите?

— Я его не ем (смеется). Но, пробую, когда качаю. Когда его нет — хочется, а когда есть — нет. Детям своим в холодное время раз в три дня даю чайную ложку пыльцы. Это естест­венные витамины, которыми кормят маленьких пчел. И дети тогда зимой не болеют.

НАТАЛИЯ РЕКУНЕНКО, ФОТО АВТОРА