Ассия Ахат: «Электронная скрипка не уступает акустической»

Недавно в Украине состоялся тур певицы и скрипачки Ассии Ахат в поддержку нового альбома «All-In». Шоу­программу с участием симфонического оркестра и «Freedom Ballet» смогли посетить жители 6 городов. Естественно, изюминкой выступления стала ведущая скрипка. В чем уникальность нового диска, какие легендарные композиции вошли в него, а также о скрипках и своей семье скрипачка рассказала во время общения с журналистами в Днепре.

известные Хиты

— Ассия, расскажите о презентации альбома «All-In» в Лос-Анджелесе. Как происходила подготовка к встрече со слушателями?

— Презентация в Лос-Анджелесе состоялась в конце октября, а в Украине — в ноябре и сейчас. Менее чем за две недели мы сумели сыграть концерты с элементами шоу в 6 городах нашей страны. Работа над композициями из альбома «All-In» продолжалась около 2 лет: полгода мы выбирали треки и еще полтора длились записи, так как я не могла находиться все время в Америке. Информация о том, что живу в Штатах, недостоверная. Да, я часто там бываю, чтобы работать. Кроме того, в Америке много времени уходит на подписание бумаг, но самый интересный и трудоемкий этап — процесс написания аранжировок, записи оркестра. Во всем этом я принимала непосредственное участие, даже если не играла. Мой музыкальный продюсер Умберто Готика просил меня прилетать, когда делал записывающие сессии. Ведь он приглашал легендарных музыкантов. Например, композиция «Tears in Heaven» Эрика Клэптона подготовлена с гитаристом Дином Парксом, который много лет назад играл ее во время первой записи соло-гитары.

— В альбоме — 13 композиций. Это мировые хиты?

— Да, это хиты, проверенные временем. Некоторые из них «свежие». Таких групп, как
«My Room 5», «Coldplay». Но есть и композиции,  которые звучат не одно 10-летие — Queen, Майкла Джексона и других.

— По какому принципу подбирали песни для альбома?

— Это интересная история. Мы много спорили с Умберто. Когда он появился в моей жизни, я поняла, что ему можно верить. У меня никогда не было музыкального продюсера, поэтому решила всегда и во всем его слушаться. Мы начали выбирать композиции и, так как живем на разных континентах, у нас, конечно, разные музыкальные вкусы. Тем более, Умберто — чилийского происхождения, из-за чего мы часто спорили. Например, он мне предложил прелюдию Канье Уэста, я сначала согласилась, а потом спросила у своего продюсера: «Что я буду играть в припевах, где исполнитель читает рэп?» Таким образом, мы месяцами пересматривали различные варианты, пока не пришли к общему консенсусу.

«Инфаркт» инструмента

— В Киеве Вы играли на уникальной скрипке, которая входит в ТОП-5 самых дорогих в мире. Почему взяли ее в руки только в столице?

— На самом деле, это скрипка известного итальянского мастера. Она не входит в каталоги, но звучит очень красиво. Я приобрела ее у своего преподавателя, когда заканчивала высшее музыкальное заведение. Так как это старинный инструмент, его нужно беречь и, честно говоря, эта скрипка ездила с нами во время всего украинского тура. Мы ее подключали в Америке, я на ней играла. Тем не менее, тревожусь за нее, не хочу «травмировать» лишний раз. Есть технические нюансы, которые могут привести к «инфаркту» инструмента. Скрипка, на которой я играла, по звучанию не уступает, это подтвердила вся моя команда. Она сделана специально для меня в бразильской мастерской. И это действительно уникальный случай, когда электронная скрипка настолько круто звучит, что не уступает акустической.

— Сколько всего у Вас скрипок?

— Я не коллекционирую инструменты, хотя получаю много писем от разных людей, которые хотят мне доверить свои скрипки Страдивари или Амати. На самом деле, это старые мануфактурные инструменты, полуручной работы, возможно, они сделаны давно, но упомянутые мастера не имеют к ним отношения. Хотя на некоторых стоит их клеймо. Зачастую, я отдаю их на благотворительные аукционы или дарю. На акустических инструментах нужно играть. Когда они лежат, то теряют свои свойства и перестают «дышать». На данный момент у меня есть три акустические скрипки и 3-4 электронные.

Оставить след

— В современном мире довольно распространены различные тренинги, коуч-сессии, развивающие фестивали для женщин… Организатором одного из них является ваша коллега и подруга Ольга Горбачева. Как Вы к этому всему относитесь? Видите ли себя в роли коуча?

— Да, действительно, моя подруга и кума Ольга Горбачева (я крестила их с Юрой Никитиным ребенка) сейчас занимается вот такими программами. Ей это интересно. Я со своей коллегой Викторией была на последнем фестивале Ольги Горбачевой «Солнце». Мне нравится, когда мои друзья делают то, что им удается, что развивает их и, возможно, других людей. Я просто восхищаюсь, потому что знаю, через что они проходят. Я за то, чтобы все, кто имеет возможность, делали то, что хотят, лишь бы это несло мир и добро. Если люди посещают эти тренинги и получают там положительные эмоции, о’кей, но что касается меня, я была на одном занятии у Ольги Горбачевой только потому, что она — моя подруга. В жизни не пошла бы ни на какие тренинги. В целом, мне это неинтересно ни как зрителю, ни, тем более, как спикеру. Я не склонна искать в людях недостатки и критиковать их за это, давать какие­-то рекомендации — каждый вправе делать то, что он чувствует, возможно, каждому свыше дается опыт, который должен пройти, и не нужно сбивать человека с пути. Ходят слухи, что есть такие тренинги, которые вредят. После них люди бросают семьи, уходят в свои миры, меняют приоритеты в своей жизни и, наверное, это неправильно.

— Вы живете на две страны — Украина и Америка. В связи с этим появились ли в Вашей семье новые праздники и традиции?

— Никаких новых традиций и праздников, на­оборот, их становится все меньше. Мы мало видимся на праздники, которые уже существуют. Проблема в том, что нам приходится проводить больше времени и ездить туда, где есть работа. К примеру, в той же Америке — не самое худшее место на земле, но в Европе есть страны красивее. Жизнь такая скоротечная и какая-то короткая, с каждым годом все больше и больше каких-то дел, которые хочется успеть, чтобы оставить после себя след. Еще, например, мой сын Филипп не любит летать и бывать в Киеве, а мужу по состоянию здоровья противо­показаны длительные перелеты. И это сейчас у нас самая большая проблема в жизни. Но, надеюсь, все будет хорошо.

Дарья Мирошниченко,

фото из архива Ассии Ахат