Андрей Курков: «Это мой первый роман без украинцев»

В декабре в Днепре побывал известный писатель Андрей Курков — автор 20 романов, переведенных на разные языки мира. Он встретился со своими читателями и презентовал новую книгу под названием «Шенгенская история». О том, почему выбрал такую тему для романа, что интересного нашел в Литве и куда впервые ездил по визе, Андрей Курков рассказал журналистам.

ШУТОЧНОЕ ОТНОШЕНИЕ

— О чем Ваша новая книга?

— Это мой первый опыт написания романа, в котором нет ни одного украинца. Он — о Литве и Европе. Начинается история 21 декаб­ря 2007 года, в полночь, когда Литва, будучи членом ЕС, присоединилась к безвизовому пространству. Книга рассказывает о судьбе трех пар, отмечавших шенгенскую ночь и решивших ­уехать пожить в гламурных европейских столицах. Решились только две, одна — осталась в родной стране. Роман показывает типичное и не совсем серьезное отношение молодых людей, не готовых к реальной миграции и не понимающих, что такое жить в чужой среде. С одной стороны, я хочу рассказать о Литве, потому что про нее очень мало знают, с другой — показать украинским читателям, что будет, когда у нас введут безвизовый режим.

— Как долго писалась «История»?

— На протяжении четырех лет. В романе, кроме истории людей, показана Франция с Англией, но не с привычной, а с незнакомой обычному читателю стороны. Чтобы описать, например, Па-де-Кале — это бывший шахтерский регион на севере Франции с границей Бельгии — я летал туда восемь раз, исходил пешком большую территорию. Чтобы написать о Литве, я каждые 2-3 месяца, начиная с 2004 года, ездил туда и проводил там очень много времени. Одна из причин, по которой писал роман, — донести таким образом благодарность этой стране за то, что они поддерживали нас с 2004 года, времен помаранчевой революции, и сейчас тоже не бросают.

ФИКТИВНАЯ «ТЕТЯ»

— Почему Литва поддерживает Украину?

— Эта нация очень ценит исторические связи. Интересно, что связь с Украиной у них намного сильнее, чем с Польшей, хотя последняя больше повлияла на историю Литвы, потому что в XIV столетии центр Европы переместился из Вильнюса в Варшаву — это серьезно воздействовало на историю тогдашнего Литовского княжества. Думаю, теперь мы знаем о Литве и ее жителях гораздо больше, чем те же поляки, которые являются их прямыми соседями.

— Почему именно Литва? Вы могли бы выбрать Грузию, которая тоже нас поддерживает.

— Грузию мы знаем еще по советскому времени. Образ грузина создали в литературе и кино, довели до такого очень симпатичного клише и углубляться в какую-то другую Грузию, которая существует за пределами клише, мне было неинтересно. Мы с ней дружим, но это такая громкая грузинская дружба, которую мы декларируем. Литовцы ничего не декларируют, они просто что-то постоянно делают для нас. Кроме того, открывать эту страну и ее ментальность сложнее и интереснее. Там много тайн и парадоксов.

— Расскажите об одном таком.

— Например, мало кто знает, что Литве, единственной в СССР, доверили производить черные ящики для самолетов. Их делали только в Кау­насе, там под один из секретных радиоцехов использовали помещение недостроенного костела и раньше его называли «священный радиозавод». Когда ездил по стране и расспрашивал жителей, в том числе и о советском прошлом, нашел так много интересных деталей, которые меня просто покорили.

— Помните свою первую визу?

— Конечно. Она была польская. Я случайно познакомился с одной женщиной в Киеве и договорился, что она станет моей «тетей» и я поеду к «родственникам». Так и попал в Польшу. Потом эта фиктивная «тетя» еще и пострадала из-за меня: я нелегально переправлял свои рукописи на Запад и в какой-то момент их перехватили, был обыск у «тети» и даже ее родственников.

АНАСТАСИЯ НЕФРЕТОВА

Добавить комментарий